Accessibility links

Разоблачение Теймураза


Разумеется, можно быть сторонником и даже страстным поборником возвращения Абхазии в состав Грузии; из таких людей, в общем-то, и состоит грузинское общество

Разумеется, можно быть сторонником и даже страстным поборником возвращения Абхазии в состав Грузии; из таких людей, в общем-то, и состоит грузинское общество

ВЗГЛЯД ИЗ СУХУМИ---На днях встретился на улице со своим старым знакомым абхазским историком Валико Пачулия. «Как раз хотел тебя найти, – обрадовался он. – Хочу показать один текст. Тут на меня и Темура Ачугба какой-то Гоги наезжает». Взяв в руки распечатку статьи в грузинском интернет-издании, я поскучнел: как надоела эта «сказка про белого бычка» – абхазские историки в тысячный раз повторяют все те же свои доводы на тему межнациональных отношений, а грузинские все те же свои… Но придя домой и без спешки прочитав эту статью неведомого мне Гоги Майсурадзе – «Еще раз о Теймуразе Ачугба и его единомышленниках», и от души повеселился, и всерьез задумался…

Только к концу почти пятистраничного текста, посвященного теме абхазо-грузино-российских отношений, Майсурадзе добирается до Теймураза, или, как его всегда называли окружающие, Темура Ачугба. С ним, потомком абхазских махаджиров, который родился и вырос в Аджарии, я познакомился в 1990 году, когда отправлялся в командировку в Батуми, чтобы написать цикл очерков о жизни аджарских абхазов. Теймураз Алиевич, который работал тогда в Сухуме в Абхазском институте языка, литературы и истории (ныне Абхазский институт гуманитарных исследований), дал мне необходимую предварительную информацию и рекомендации, с кем в Батуми встретиться… Майсурадзе в своей статье называет его представителем абхазских и осетинских ученых, которые оперились в грузинских научных центрах, но, как, мол, ни печально, находятся «на службе Российской империи – в осуществлении не только антигрузинских, а фактически антиабхазских и антиосетинских планов». И заявляет, что впервые Ачугба «отличился» на этом поприще, когда вместе с коллегами Б. Сагария и В. Пачулия создал фундаментальное пособие для «отцов» абхазского сепаратизма под названием «Абхазия – Документы свидетельствуют. 1937-1953 гг.».



Попытаемся вникнуть в логику Гоги Майсурадзе, хотя, прямо скажу, это непросто. Итак, когда в СССР в перестроечные годы впервые за многие десятилетия ученым представилась возможность ликвидировать так называемые белые пятна отечественной истории, эти трое сотрудников АбНИИ подготовили к печати документы, рассказывающие о деятельности треста «Абхазпереселенстрой», который работал на массовое переселение в Абхазию лиц грузинской национальности, о переводе абхазских школ на грузинский язык обучения и другом. Подчеркиваю: книга состоит именно из документов, и подлинность их Гоги Майсурадзе не опровергает, как никогда и нигде их не опровергал ни один из грузинских авторов. То есть обвиняет он названных историков, получается, не в том, что они что-то замолчали или исказили, а, наоборот, в том, что донесли до читательской аудитории непреложные исторические факты, что, в общем-то, и является прямым долгом ученых, работающих в данной области знаний.

Разумеется, можно быть сторонником и даже страстным поборником возвращения Абхазии в состав Грузии; из таких людей, в общем-то, и состоит грузинское общество. Не собираюсь спорить с тем, что их позиция имеет право на существование (так же, как имеет право на существование и позиция сторонников независимости Абхазии). Но почему при этом надо протестовать против обнародования правды? О какой продуктивности диалога между двумя народами в таком случае может идти речь? Причем тут Гоги Майсурадзе и его единомышленники оказываются в одном ряду с Геннадием Зюгановым, Александром Прохановым и прочими, кого колбасит, когда кто-то начинает приводить факты и цифры касательно преступлений сталинизма. «Неудобную» правду надо стереть в памяти людей? По вывернутой наизнанку логике «министерства правды», от имени которого выступает батоно Гоги, любая истина, которая может помешать «восстановлению территориальной целостности», является злом и ложью. Больше того, деятельность тех абхазов, кто «разгласил» эту истину, объявляется им… антиабхазской. А о БЛАГЕ своего народа, соответственно, радели, по его убеждению, абхазы типа партначальника Михаила Делба, которые в середине прошлого века, адаптируясь к тогдашним реалиям, объявляли абхазов «грузинским племенем», то есть выступали против сохранения национальной идентичности? В просторечии подобное высказанному Гоги называют заворотом мозгов…

Гоги Майсурадзе выражает глубокую уверенность в том, что настанет час (вернутся времена, подобные сталинско-бериевским?), когда абхазский и осетинский народы дадут должную оценку и вынесут заслуженный приговор «деятельности» Теймураза Ачугба, Баджгура Сагария, Вианора Пачулия… Не хочется, конечно, даже представлять себе такой час, когда народы, включая и грузинский, осудят тех, которые боролись за сохранение идентичности своих этносов и их право на самоопределение, и воспоют национал-предателей. Но я даже не сразу понял, причем тут Вианор Пачулия – ушедший из жизни почти четверть века назад популяризатор истории Абхазии, краевед, основатель Института туризма в Сухуме, Сухумского клуба аргонавтов и прочая, и прочая. Бедолага Гоги решил, видно, что «В. Пачулия» – это Вианор, хотя Валико, родившийся намного позже, и известный в Абхазии сегодня, в основном, как военный историк, – всего лишь его однофамилец. Еще раз замечательно блеснул своим невежеством Гоги Майсурадзе, когда, приведя высказывание председателя Совета старейшин Абхазии Константина Озгана, решил пояснить в скобках, что это «ныне зам. главы администрации абхазского лидера А. Анкваб». В общем, хоть стой хоть падай… Ну, как, действительно, догадаться болезному, что прочитанное им где-то: «зам. главы администрации президента РА К. Озган» – это вовсе не обязательно тот самый ветеран абхазской политики Константин Константинович Озган. По любопытному совпадению, это его дочь Кристина Константиновна, которая ранее работала министром экономики Абхазии… Постарайтесь понять, Гоги, что и на «К», и на «В» существуют разные имена…

Ну и что, может возразить кто-то мне, мало ли таких же невежд и путаников в самых разных странах лезет в «эксперты»? Но мне в данном случае хочется подчеркнуть следующее: поражающая воображение неосведомленность юного (надеюсь хоть на это) автора идет рука об руку со складом его логико-этического мышления. Вернемся к главному герою его разоблачительной статьи. «Как нам стало известно из доступных нам источников, – пишет Г. Майсурадзе, – после переезда из Батуми в Сухуми господин Т. Ачугба достиг головокружительных успехов. В научных кругах Абхазии он носит титул член-корреспондента, доктора исторических наук, профессора и ветерана национально-освободительного движения… Меркантильный расчет Теймураза Ачугбы дал весьма полезный результат, поскольку таких головокружительных успехов на научном поприще в батумских условиях он, наверное, не достиг бы…». Вот ведь как! Остается предположить, что в системе нравственных координат батоно Гоги просто нет места для таких понятий, как этническое самосознание, увлеченность историей своего народа, верность национальным интересам. То есть, по рассуждению Гоги, Теймураз Ачугба при выборе десятилетия назад своего места жительства руководствовался холодным и циничным расчетом, что здесь он быстрее защитит докторскую? В таких случаях вполне уместен вопрос: «А не по себе ли вы судите, господин разоблачитель чужой меркантильности?» Можно предположить также, что по логике Г. Майсурадзе патриотизм – это верность не своему этносу, а стране, где родился. Но тогда он должен быть готов услышать и такой вопрос себе: а почему он сам не взывает к восстановлению «великого могучего Советского Союза», включающего и Грузию? Впрочем, я уже словно слышу в ответ привычный возмущенный возглас: «НО ВЕДЬ ЭТО ЖЕ СОВСЕМ ДРУГОЕ!»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG