Accessibility links

Грузия передвигается к морю


Что касается Лазики, это может быть просто очередной каприз склонного к мегапроектам диктатора

Что касается Лазики, это может быть просто очередной каприз склонного к мегапроектам диктатора

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ---Весна 2012 года, возможно, войдет в историю Грузии двумя важными событиями: началось строительство Лазики, нового города на побережье Черного моря, а в конце мая ожидается первое заседание парламента Грузии в Кутаиси, втором по величине городе страны.

Это – особенно амбициозные, рискованные и противоречивые проекты президента Михаила Саакашвили, в оценке которых нет единства даже среди его сторонников. Пока мы не знаем, что из них реально выйдет. Сейчас время подумать: что они могут принести стране в случае успеха, и в чем основные риски?

Перенос парламента вызовет бюрократические сложности и, что особенно важно, может способствовать политическому ослаблению этого института. Имея в виду, что слабость парламентаризма – один из очевидных дефектов грузинской демократии, повод для беспокойства есть.

Построение нового города с нуля всегда проблематично. Откуда мы знаем, что люди захотят в нем жить? Почему отдавать приоритет именно такому, высокорискованному проекту, когда можно на те же деньги сделать много полезного для людей, живущих в уже существующих городах и селах?



Международный опыт однозначного ответа не дает. Искусственно спроектированные города могут превратиться в процветающие экономические центры, но могут и остаться городами-призраками. Когда парламент и исполнительная власть географически далеки друг от друга, это всегда вызывает дополнительные расходы и сложности, но может и работать.

Критики видят за обоими проектами далеко не безупречные мотивы. Отправив парламент в Кутаиси, исполнительная власть ослабит демократический контроль над собой – именно для этого, якобы, все и делается. Кроме того, по сформировавшейся в Грузии традиции акции протеста проводятся перед зданием парламента на проспекте Руставели. Теперь это потеряет смысл – для здания уже ищут инвестора. Что касается Лазики, это может быть просто очередной каприз склонного к мегапроектам диктатора.

У критики есть основания. Обе идеи определенное время прорабатывались в коридорах власти, но широкого обсуждения не было: обществу были предъявлены готовые решения. Когда задумывали перенос парламента в Кутаиси, вряд ли исходили из необходимости укрепить его как демократический институт.

Но сводить все к проискам и прихотям авторитарных правителей – слишком поверхностный подход. Новые проекты укладываются в общую логику действий властей, которую можно вполне рационально критиковать, но сначала надо понять.
За годы Советской власти Грузия стала, как здесь было принято говорить, страной-головастиком: есть Тбилиси, а затем все остальное. Проблема не только в том, что в столице живет как минимум четверть населения: остальные три четверти автоматически считаются социальными неудачниками. С этим надо что-то делать.

Правительство старается вкладывать деньги в реабилитацию и развитие наиболее перспективных провинциальных городов (в первую очередь Батуми, но также Сигнаги, Телави, Ахалцихе и т. д.) Кроме того, оно старается повысить престиж регионов, переводя в них государственные учреждения. Конституционный суд уже перешел в Батуми, Контрольная палата – в Кутаиси, планируется переход в Гори Министерства по делам беженцев и вынужденно перемещенных лиц.

Именно преодоление психологических стереотипов, согласно которым жители вне Тбилиси – граждане второго сорта, называет Саакашвили главным мотивом переноса парламента. Все это можно назвать политикой децентрализации, но не в смысле укрепления институтов местного самоуправления, а мер, направленных на более равномерное развитие различных регионов страны.

В этой политике прорисовывается доминирующее направление – постепенный перенос центра тяжести страны к морю. Что, в принципе, имеет смысл. Много стран сетует на отсутствие выхода к морю; у Грузии он есть, но исторически страна мало использовала это преимущество. Саакашвили явно старается превратить Черноморский регион из периферии в локомотив экономического развития. Не все получается: Батуми развивается динамично, но создание свободной экономической зоны в Поти пока ожидаемых дивидендов не принесло. Лазика – еще одна попытка экономического прорыва. После нее почти все Черноморское побережье Грузии (а после фактической потери Абхазии осталось не так много) будет экономически востребовано.

И, конечно, есть проблема Абхазии. Ясно, что в ближайшей перспективе Грузии в этом направлении ничего не светит. Но смириться с окончательной потерей этого региона Саакашвили и грузинское общество не собираются. На этом этапе единственный ресурс страны – «мягкая сила». Если Грузия станет привлекательной моделью развития для соседних народов, кто знает, какие новые политические возможности возникнут в будущем. Так что нахождение Лазики на границе с Абхазией точно не случайно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG