Accessibility links

«Память нации»


87-летний Алексей Маргиев - высок и худощав, деятелен, энергичен, у него отменное чувство юмора, он знает более ста телефонных номеров наизусть

87-летний Алексей Маргиев - высок и худощав, деятелен, энергичен, у него отменное чувство юмора, он знает более ста телефонных номеров наизусть

ВЛАДИКАВКАЗ---Алексей Маргиев – летописец новейшей истории Осетии. В Южной Осетии его неофициально называют главным архивариусом, используя при этом такие слова, как «память нации». Он действительный член Российской Академии естественных наук, награжден многими правительственными наградами.

87-летний Алексей Маргиев - высок и худощав, деятелен, энергичен, у него отменное чувство юмора, он знает более ста телефонных номеров наизусть. Приковывает к себе внимание и живой пронзительный магический взгляд.
Детство его прошло в югоосетинском селении Цолд, молодые годы - на физико-математическом факультете Тбилисского госуниверситета. После учебы, сменив ряд профессий и должностей, он становится первым заместителем председателя облисполкома Южной Осетии. Но в 1973 происходит скандал. Несколько югоосетинских писателей - Нафи Джуссойты, Хаджи-Мурат Дзуццаты, Гафез и Георгий Бестауты – были обвинены идеологическим отделом ЦК КП Грузии в национализме. На заседании бюро обкома Алексей Маргиев заявил, что если следовать логике партийной цензуры, то произведения всех писателей мира можно отнести к разряду националистических. Это выступление дорого обошлось Маргиеву. Следующие 15 лет он проработал на скромной должности заведующего дорожным отделом облисполкома. За это время в Лениногорском районе под его руководством было построено несколько дорог и мостов, что значительно улучшило условия жизни в этом труднодоступном горном районе. До сих пор местные жители за застольем поднимают тост за долголетие Алексея Маргиева.



В начале 90-х Маргиев был очевидцем всех трагических событий, развернувшихся в Южной Осетии. С тех пор он собирает и анализирует газетно-журнальные публикации, официальные документы, располагая все эпизоды новейшей истории своей родины в хронологической последовательности. Пенсия Алексея Маргиева – это единственный источник финансирования всех его работ. Он автор сотен тематических томов. Например, сборников материалов по событиям 1989 – 1992 гг. об осетино-ингушском конфликте, о трагедии в Беслане. Систематизированы Маргиевым документы об известных уроженцах Осетии Иссе Плиеве, Юрии Кучиеве, Васо Абаеве…

Отдает дань уважения историк и культуре и литературе Грузии. Им собраны документы о творчестве Шота Руставели, Николоза Бараташвили и многих других. Работы осетинского мудреца хранятся в библиотеках Северной и Южной Осетии, России, Конгресса США и Британского музея… В эти дни он заканчивает сборник материалов о политическом кризисе в Южной Осетии. Поделился со мной и новостью. Вместе с кандидатом исторических наук Валентиной Хачировой он готовит к открытию в Цхинвале Институт национальной памяти.
Мы сидим с Алексеем Георгиевичем на залитой солнцем веранде. На столе осетинский соленый сыр, хлеб из кукурузной муки – кардзын. В хрустальном графине национальный алкогольный напиток - арахъ. Рядом в кувшине белое вино 15-летней выдержки. Его к моему приходу Алексей достал из погреба. Виноделие, наряду с ежедневными занятиями йогой, - еще одно любимое занятие моего седовласого собеседника…

С нынешним президентом Леонидом Тибиловым Маргиев хорошо знаком. Говорит, что первое, с чего надо начать, - это укрепление государственности. Мой собеседник уверен, что в команду надо набирать думающих, а не послушных. И есть еще одна важная вещь: «При этом нельзя мстить. Если ты начинаешь мстить, то не годишься для руководства».

В ходе грузино-осетинского конфликта начала 90-х семью Маргиевых разбросало по всему свету. После защиты кандидатской диссертации сын Алексей читал курс лекций в Тбилисском университете, а потом, рассказывает отец, неожиданно оказался в Америке: «Когда начался осетино-грузинский конфликт, студенты не хотели больше слушать осетинского преподавателя. Он был вынужден бежать в США. Кто-то из грузин помог мне. Когда-то я им хорошее дело сделал, и они ночью забрали его с семьей на машине, иначе хотели захватить их, и было бы очень плохо».

Сейчас Алексей Маргиев-младший - профессор математики в Нью-Йорке. Каждое утро он связывается с отцом по телефону. Внуки историка живут в Испании. Один из них, Георгий Маргиев, возглавляет Федерацию тенниса Испании, пишет стихи на шести иностранных языках. Испанской публике он известен как Джордж Алан Марги. Литературные критики считают, что Марги нашел новый подход к испанскому языку в поэзии. Одно из стихотворений испанский поэт посвятил осетинскому дедушке. Дедушка с удовольствием цитирует эти строки:
«Дед мой - вершина горы,
С которой я скатился новой горой.
Живешь ты далеко, но близко.
И ты, ручеек, наполняешь все моря,
А я облаком отражаюсь в тебе…»

Трехлетнюю внучку Маргиева Алексию в двухлетнем возрасте приняли в школу вундеркиндов и дали прозвище Сократ. «Она мыслит, как философ», - улыбается Маргиев. В его обтянутых пергаментом кожи руках лежит семейный альбом. На выцветших от времени и свежих фотографиях десятки лиц. Это родные и близкие историку люди, о которых он знает все – как будто бы с ними ни на мгновение не расставался.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG