Accessibility links

Тибилов начал ревизию


Взять, к примеру, заявление Леонида Тибилова, что проверка правительственных госучреждений – это не чей-то специальный заказ

Взять, к примеру, заявление Леонида Тибилова, что проверка правительственных госучреждений – это не чей-то специальный заказ

ЧЕРКЕССК---2 мая президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов провел совещание с руководителями силовых структур. На совещании было оглашено, что президент приступил к ревизии государственных структур, вызывавших особое разряжение и недовольство местного населения в бытность его предшественника Эдуарда Кокойты.

Генпрокуратурой и Контрольно-счетной палатой создана рабочая группа, которая уполномочена провести доследственную проверку в десяти госучреждениях, ответственных за восстановление Южной Осетии.

«Есть такие структуры, в которых невозможно разобраться, там сам черт ногу сломит, - говорит генеральный прокурор республики Мераб Чигоев. - Некоторые вещи делались через Южную дирекцию, некоторые делались через бюджет, а некоторые - непонятно как финансировались. На многие подряды нет проектно-сметной документации. Поэтому президент обоснованно хочет разобраться, в чем там дело, разобраться с этими структурами: чем они дышат, как они работают. Вот, в принципе, и все. Президент сегодня подчеркнул: пусть никто не думает, что есть специальный заказ на эти проверки или это реализация предвыборных обещаний. Просто президенту нужно разобраться, какое хозяйство он принимает».



Соответствующую правовую оценку должна получить и деятельность Генеральной прокуратуры за последние четыре года. Это ведомство Мераб Чигоев возглавил 29 апреля, и теперь намерен разобраться с положением дел в своей новой епархии:

«Я не собираюсь проводить ревизию, просто хочу понять, какое хозяйство я принимаю, например, какой недвижимостью и техникой располагает прокуратура, но в первую очередь, какие уголовные дела открывались, когда, в какие сроки расследовались, какие нарушения при этом были допущены. Есть информация, что некоторые дела вообще утеряны, я имею в виду заключение Совета безопасности республики, проводившего недавно проверку Генпрокуратуры. Есть сведения, что некоторые материалы, которые поступили сюда из Контрольно-счетной палаты, тоже утеряны… Я хочу разобраться, в чем дело, и почему такое положение дел в прокуратуре именно на этом направлении».

Новые власти явно проявляют осторожность в формулировках и терминах, обозначающих их действия. Взять, к примеру, заявление Леонида Тибилова, что проверка правительственных госучреждений – это не чей-то специальный заказ. А кто может дать заказ президенту? Может быть, расследование подстегивают из Кремля? Или, наоборот, Леонид Тибилов продвигает расследование, стараясь не раздражать федеральные ведомства, ответственные за восстановление республики и, соответственно, за его развал? Или, что тоже вероятно, папка с результатами проверки может стать аргументом в противоборстве конкурирующих московских коалиций, у которых свои резоны, связанные с возвращением Путина в Кремль и предстоящими кадровыми перестановками?

А может быть, просто президент понимает, что слишком много людей может оказаться замешано в махинациях, и что тогда всех прощать не получится - слишком озлоблено общество на нечистых на руку чиновников; но и президент, уже не молодой человек, вряд ли захочет устраивать в республике некое подобие 1937 года.

С другой стороны, новая власть посылает сигнал обществу, что намерена разобраться в злоупотреблениях власти прежней – это часть предвыборной кампании Леонида Тибилова, он это обещал избирателям, когда просил их поддержки.

Запрос на выполнение этого предвыборного обещания Тибилова в обществе по-прежнему велик, и доверие к новой власти в значительной степени будет зависеть от правовой оценки деятельности должностных лиц, ответственных за восстановление республики.

«В Цхинвале достаточно оглянуться по сторонам – ответы на все вопросы лежат прямо на улице, - говорит югоосетинский журналист Андрей Татдаев. - Прошло более трех лет, как у нас была война. Практически сразу началось финансирование из России, но до сих пор восстановление не завершено, хотя официально о его завершении отчитались в феврале прошлого года. Много людей до сих пор живет в помещениях, не предназначенных для жилья – обустраивают гаражи и т.п. Многие снимают квартиры или ютятся у родственников - им дома еще не восстановили. Люди, естественно, хотят знать, почему так происходит».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG