Accessibility links

Заявление Чигоева - рентген общества


Рынок в Эргнети (фото из архива)

Рынок в Эргнети (фото из архива)

ВАШИНГТОН---В начале мая перспективы восстановления приграничной торговли между Грузией и Южной Осетией неожиданно оказались предметом жаркой дискуссии. Непосредственным поводом для этого стал комментарий Мераба Чигоева, руководителя югоосетинской делегации на переговорах в Эргнети по предотвращению инцидентов. После завершения очередного переговорного раунда 30 апреля он заявил, что закрытие Эргнетского рынка было в свое время большой ошибкой, и что возобновление его работы принесло бы пользу и Грузии, и Южной Осетии. Почему данный вопрос актуализировался именно сейчас? И можно ли ожидать значимых прорывов на данном направлении? Об этом политолог Сергей Маркедонов.

В Кавказском регионе во многих заявлениях политиков и высокопоставленных чиновников хотят видеть сенсацию. Даже там, где ее нет. Понять такое, на первый взгляд, парадоксальное отношение к реальности не так уж и трудно. Общества, пережившие конфликт, как правило, обременены и завышенными ожиданиями, и особой чувствительностью к устному и печатному слову. Слишком свежа еще память о силовом противостоянии. При этом доминирует черно-белое восприятие действительности и отсутствует готовность к уступкам и компромиссам. Высказывание Мераба Чигоева стало своеобразным «рентгеновским снимком» состояния югоосетинского общества. Оно до сих пор переживает последствия многолетнего этнополитического конфликта. И к тому же с большим трудом выходит из внутреннего кризиса, порожденного сменой президентов и двумя избирательными кампаниями.



По сути своей, заявление Чигоева не несло в себе никакой сенсационности. Он справедливо констатировал тот факт, что сворачивание приграничной торговли в 2004 году привело к негативным последствиям. И в самом деле, помимо высоких социальных издержек, решение правительства Грузии о закрытии рынка в Эргнети под предлогом борьбы с контрабандой стало одним из спусковых крючков при «разморозке» грузино-осетинского конфликта. При этом глава югоосетинской делегации не давал никаких конкретных обещаний, не называл сроков и не предъявлял механизмов реализации каких-либо проектов по восстановлению приграничной торговли, то есть высказал некое пожелание на будущее, не более того.

Однако в нынешних югоосетинских контекстах это стало причиной для крайне эмоциональной реакции. Не только в Цхинвали, но и в Москве. Конечно, «тяжелая» политическая артиллерия еще не была введена в бой, но тени «артиллеристов» в тех или иных выступлениях явно угадывались. Остроты ситуации прибавляло то, что апрельские переговоры были последними для Чигоева в ранге руководителя югоосетинской делегации. Новый президент Леонид Тибилов предложил ему пост генерального прокурора. То есть ту самую позицию, которую еще совсем недавно занимал близкий соратник Эдуарда Кокойты Таймураз Хугаев. В итоге новый генпрокурор получил порцию критических обвинений в «соглашательской политике» по отношению к Грузии. В такой позиции мы можем видеть как минимум два пласта. Первый - это фобии, порожденные прежними конфликтами. Население непризнанной республики не доверяет Грузии, склонно видеть в любых компромиссах с Тбилиси «сдачу». Второй - это попытки инструментального использования массовых страхов для дискредитации новой власти и мобилизации ностальгических настроений. Мол, говорили вам, уйдет Кокойты, и независимость «продадут» разные «оранжисты».

Между тем проблема приграничной торговли - крайне важный элемент для политики непризнанной республики. Сегодня шансов на ее широкое международное признание практически нет. И в отличие от Абхазии их, по понятным причинам, не будем слишком много в обозримом будущем. Но если Южная Осетия превратится в «неприступную крепость», отгородившись от всего мира, с ней не будут иметь дело даже как с партнером по переговорам. Наверное, не надо быть пророком, чтобы понять: такая изоляция ни на минуту не будет блестящей. Прежде всего, для самих осетин и их лидеров. Отсюда - необходимость более сложного курса в отношении к Грузии, при котором торговля овощами и фруктами не означает торговлю своим статусом. Пусть и оспоренным. Думается, что команда нового президента, весьма искушенного в переговорных процессах, понимает это. Так же, как и необходимость кадрового обновления, и повышение эффективности управления в целом. Таким образом, «прорывов» в деле возобновления приграничной торговли ждать не приходится. Не будем забывать, что и Тбилиси крайне осторожно относится к этой идее. Однако конфликтующие общества не могут быть абсолютно герметичными системами. Без хотя бы минимального уровня общения не обойтись. Следовательно, само обсуждение столь непростой проблемы уже может считаться позитивным символом.
XS
SM
MD
LG