Accessibility links

Без коалиции не обойтись


По словам Александра Искандаряна, таких конкурентных парламентских выборов в Армении не было никогда

По словам Александра Искандаряна, таких конкурентных парламентских выборов в Армении не было никогда

ПРАГА---В воскресенье в Армении прошли парламентские выборы, традиционно считающиеся репетицией президентских. Согласно последним данным ЦИКа, по состоянию на 17 часов местного времени в голосовании приняли участие 1 миллион 300 тысяч 117 человек. Новые данные о явке ЦИК представит в 21 час, а предварительные данные о результатах выборов обнародует к полуночи. О том, с чем Армения подошла к этим выборам, и каков расклад политических сил перед ними, Олег Кусов побеседовал с директором Института Кавказа Александром Искандаряном.

- Первая и главная особенность этой кампании, я бы сказал, – это конкуренция. Таких конкурентных парламентских выборов в Армении давно не было, если не сказать, не было никогда. И внутри так называемых оппозиционных партий существует очень жесткая конкуренция между собой, и внутри провластных партий тоже конкуренция огромная. И то, каким образом будут складываться «союзы противоречий» в будущем парламенте сейчас совершенно неясно. То есть ситуация такова: до 6 мая, дня выборов, существовала острейшая конкуренция, а после, в зависимости от того, как пройдут выборы, победившие сядут за стол и будут договариваться о том, какие союзы заключать.

- Насколько сильна взаимосвязь между нынешними парламентскими и предстоящими президентскими выборами, которые в будущем году должны состояться в Армении?



- Очень сильна, конечно. В Армении, вообще, так устроена политическая система: у нас парламентские выборы всегда проходят перед президентскими, и посему парламентские выборы превращаются в своего рода праймериз, как бы предваряют президентские. Конечно, от того, какая партия сколько возьмет голосов, сколько у них будет парламентариев, какие места они будут занимать в правительственных структурах, будет зависеть позиция лидера этой партии. Поэтому – это важно. И я думаю, что с поправкой на летний «мертвый сезон» с осени одна кампания просто перейдет в другую. В парламенте к тому времени уже сложится ситуация и начнется не формальная, но реальная борьба за президентский пост.

- В ходе избирательной кампании эксперты говорили об особой позиции Роберта Кочаряна. В чем она заключается?

- Ну, я об этом не говорил. Мне как раз никогда не казалось, что особая позиция частного лица, даже если он в прошлом занимал какие-то посты, может иметь значение. В Армении для того, чтобы быть в политике, нужно либо иметь серьезную партию, либо быть серьезным государственным чиновником, либо располагать очень серьезными деньгами. Ни того ни другого у господина Кочаряна просто нет. Он не участвовал в парламентской борьбе вообще, он не занимает государственный пост какой бы то ни было… Буквально во вчерашнем интервью он сказал о том, о чем я вам сейчас говорю. Все остальное - журнализм. Это совершенно не означает, что Кочарян не может вернуться в политику. История Армении показывает, что бывшие президенты возвращаются в политику. Но участвовать в парламентских выборах для того, чтобы становиться обычным депутатом и потом обсуждать животрепещущие проблемы прокладки бордюров, ну, не царское это дело. И если Кочарян и вступит в политическую борьбу, то, конечно же, это будет в совершенно другой ситуации, и при других выборах. А ко всем этим слухам о Кочаряне, который сидит под столом и дергает за все веревочки, я отношусь с юмором.

- Конечно, трудно делать прогнозы – вещь это неблагодарная, но мне бы хотелось ваш прогноз услышать по поводу итогов этих выборов.

- Общие прогнозы делать не очень трудно, результатом этих выборов будет создание коалиции. Партии, которая возьмет достаточное количество голосов, чтобы править одной, не будет. Это я знаю наверняка. Второй прогноз: наибольшее количество голосов наберут республиканцы. Они фавориты выборов, потому что все-таки партия, которая у власти, и членом которой является президент, - это опять же в постсоветских странах определенная фора. С другой стороны, что они наберут больше половины, в этом я очень сомневаюсь; и им придется вступать в союзы с другими партиями. Второй партией, похоже, будет партия «Процветающая Армения». Самая жесткая конкуренция именно между ними и республиканцами. Дальше возможны варианты. Всего в парламенте будет пять или шесть партий, я думаю, включая миноритарные партии. И самое главное это то, что есть конкуренция, и то, что результатом этого станет создание коалиции, причем коалиции не игрушечной, а настоящей. То есть политическим силам надо будет заключать союзы между собой. Это совершенно не похоже на ситуацию во многих других постсоветских странах, например, в России.

- Проявляет ли Москва интерес к этим парламентским выборам в Армении?

- Я бы не сказал, что очень большой, но какой-то интерес есть, конечно. Есть средства массовой информации, которые что-то там пишут, хотя не очень много. Ну, дипломаты, естественно, интересуются. Но, в общем, эти парламентские выборы внешнюю ориентацию Армении, я имею в виду, в частности, позицию в треугольнике Америка - Европа – Россия, не изменят. Партии, которые при любом раскладе собираются резко менять политическую ориентацию Армении, менять комплементаризм, который является официальной доктриной внешней политики Армении, то есть иметь нормальные отношения и с Западом, и с Россией, и с Ираном, таких партий просто не существует. В общем, Россия на это смотрит достаточно адекватно, следит, но это никак серьезно не меняет ситуацию.
XS
SM
MD
LG