Accessibility links

Как известно, на днях высокопоставленный югоосетинский чиновник Мераб Чигоев неожиданно для всех поднял тему, которая, казалось бы, давно потеряла актуальность – возможное возобновление работы т.н. Эргнетского рынка – проще говоря, гигантского рынка контрабандной продукции, действовавшего в зоне конфликта до прихода к власти команды Саакашвили.

Честно говоря, меня мало удивило отсутствие каких-либо внятных комментариев из Тбилиси – в Грузии данный вопрос уже закрыт и обсуждению не подлежит. Но меня поразил гнев осетинской общественности в связи с гипотетической возможностью открытия рынка – на самом деле осетины должны молиться, чтоб кому-нибудь в Грузии хватило глупости пойти на поводу у Чигоева.

Ведь чем был по сути дела Эргнетский рынок? Это был лучший в мире способ совместить приятное с полезным – с одной стороны, заработать кучу дурных денег, с другой – развалить экономику Грузии, криминализировать районы, прилегающие к зоне конфликта, и вообще подвергнуть сомнению само существование грузинского государства.

Рынок в селе Эргнети был ничем иным, как настоящим смертоносным вирусом, подтачивавшим изнутри и без того довольно слабое в то время грузинское государство. Во многом благодаря этому бандитскому анклаву в последние 2-3 года эпохи Шеварднадзе бюджет Грузии не превышал 400 млн. долларов, да и то в лучшем случае. Через неконтролируемый канал в страну поступали топливо, зерно, мука, стройматериалы, продукты питания, да и вообще все, что представляло какую-либо ценность. В обратном направлении – из Тбилиси в Цхинвали и Владикавказ - шел поток краденных машин.

Как говорится, бытие определяет: контрабандная экономика порождает соответствующие нравы – весь регион Шида Картли, прилегающий к Цхинвали, превратился в огромный бандитский нарыв – стрельба, нескончаемые разборки, похищения людей, наркобизнес – так эргнетская раковая опухоль подтачивала организм, в который внедрилась.
В качестве причины легитимизирующей этот беспредел и унижение государства приводится «установление контактов между грузинами и осетинами».

Проще говоря, нам сказали, смиритесь с тем, что у вас не будет бюджета. Плюньте на то, что у вас даже в отдаленном будущем не появится никакой экономики. Не переживайте по поводу того, что 80% потребляемого в Грузии топлива – контрабанда, значительная часть которой идет через Эргнети. Не стоит особо портить нервы по поводу того, что лет через пять от вашего государства останутся рожки да ножки. Слышали слово – «сомализация»? Это про вас, дорогие мои соотечественники!

Замечательная картина. Жизнеутверждающая и оптимистичная. А что же мы получаем взамен? «Дружбу народов». Что в переводе на общепонятный язык означает всего-навсего возможность для грузин пить и кушать на осетинских свадьбах. В общем, хабезгин в обмен на государство.

Многие грузинские полезные идиоты и сейчас говорят – ах, не надо было закрывать Эргнетский рынок! Хотелось бы ответить им: дружба народов, а точнее, бандитов всех национальностей – дело архиважное и его можно только приветствовать. Вопрос только в том, какую цены мы готовы платить за осетинский хабезгин.
Если ради того, чтоб грузины могли ходить на осетинские свадьбы от нас требуется собственноручно похоронить свое же государство – что ж, придется ограничиться хачапурами. Если ради того, чтобы региону с населением в 40 000 обеспечить позорный, беспринципный мир, от меня требуют лишить переспективы развития остальные 4, 5 млн. населения страны, в этом случае что ж, худой мир не всегда лучше доброй ссоры.

Несерьезны также разговоры о том, что «рынок не надо было закрывать, достаточно было его легализовать и заставить торговцев платить таможенные пошлины и налоги». Эргнетский контрабандный рынок имел смысл только в том случае, когда он не контролировался государством и ничего не платил в казну. Именно это обеспечивало относительно низкие цены на продукцию – иначе он ничем бы не отличался от других оптово-розничных ярмарок, действующих в Грузии.

«При всем богатстве выбора - другой альтернативы нет!» - гласила реклама в начале буйных 90-х. Также и тут. Эргнетский рынок мог быть только таким, каким был – контрабандным, бандитским, и находящимся абсолютно вне какого-либо правового поля. И цена за него могла быть только той, какой была – постепенное загнивание государства и в конце «сомализация», то есть отсутствие какой-либо системы управления, отсутствие законодательства, и абсолютный приоритет уголовных норм.

Поэтому, между нами говоря, я так и не понял, почему осетинская общественность против этого рынка – только пожалуйста, не рассказывайте мне сказку о том, что на самом деле вы не хотите видеть Грузию опустившейся, а государство – несостоявшимся. Даже Махатма Ганди не был таким гуманистом...

Впрочем, все это теория. Тема закрыта – дураков в Грузии много, но цену осетинским свадьбам все знают и помнят на примере 2000-2003 годов. Даже полезные идиоты являются таковыми до тех пор, пока не придут к власти – когда (и если) придут, то очень быстро поймут что к чему.

Мир очень важен. Но не любой ценой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG