Accessibility links

Пару слов о блоге Тенгиза Аблотия «Эргнетский вирус».

У Алесандра Галича есть песенка про замордованную жизнью советскую женщину. Похоронившая двух сыновей и мужа, героиня безропотно несет свое тяжкое бремя. «Она лишь брови сдвинула, и снова за дела…». Сцена, ставшая сюжетом песенки, разворачивается в автобусе.

«А дочь в больнице с язвою,
А сдуру запил зять
И, думая про разное,
Билет забыла взять…».

Ее оплошность не остается безнаказанной. Типичный советский интеллигент, в версии Галича, «с авоською и в шляпе, паразит» тут же обрушивает весь свой праведный гнев на безбилетницу. Она, по его мнению, своим поступком подорвала основы советской государственности.

«Мы во главе истории,
Нам дуют в лоб шторма,
А есть еше которые
Все хочут задарма.

Ты, мать, пойми, неважно нам,
Что дурость твой обман
Но фигурально каждому
Залезла ты в карман…»

Доскажу историю не потому, что ее сюжетная завершенность важна для моего текста, а чтобы не оставлять читателя в неведении. Женщина расплакалась, вагон затих, сопереживая, а Галич в завершении признался в любви к этим, несчастным, но таким мужественным советским людям, которые живут наперекор тяготам повседневного существования и разъедающей душу лжи.

Логика «паразита» в шляпе и с авоськой и сегодня ничуть не менее популярна, чем в советские времена. Ее берут на вооружение те, кто интересы государства не просто ставят выше интересов отдельного человека, но делают это самозабвенно и художественно, полагая, что нет мужества выше, чем отказать в сочувствии или понимании обычным людям ради высшей цели. Одним из авторов сайта «Эхо Кавказа», который иногда появляется в образе советского интеллигента, является мой коллега Тенгиз Аблотия. А речь я поведу о его последнем блоге под названием «Эргнетский вирус».

Метод, используемый ревнителями государственных интересов, прост – берется малозначительное событие или явление и генерализируется до масштабов, угрожающих самому существанию государства. Когда уважаемый Тенгиз Аблотия говорит о том, что контрабанда, ввозившаяся на территорию Грузии, подрывала государственный бюджет, он прав. Но, когда он описывает Эргнетский рынок как эксклюзивный канал этой контрабанды, из чего следует вывод о том, что он стал раковой опухолью в государственной организме Грузии – это вольная или невольная подмена. Любой рынок –лишь площадка для торговли, которая идет по правилам, диктуемым государством. Если государство слабо, ему сложно отслеживать каналы контрабанды, когда оно обретает силу, теневой бизнес тут же берется под контроль. Рынок ни при чем, он не законодатель – контрабанда должна блокироваться на всей территории страны, независимо от того, проходит ли она через Эргнети или какой-либо иной канал.
В тексте господина Аблотия есть еще один тонкий момент: Эргнетский рынок описывается как иньекция извне, отравляющая и деморализующая правовое и культурное пространство вокруг себя. Этот вирус настолько глубоко поразил сознание некоторых грузин, считает господин Аблотия, что они повторяют, как заведенные, мантру о необходимости восстановления человеческих отношений с осетинами.

А что это такое в переводе на понятный язык? Это новая эргнетская язва, потому что, надо полагать, ничем иным осетины своих соседей одарить не в состоянии. Кроме того, инфицированные тлетворным человеколюбием грузины получат в обмен на свою капитуляцию перед криминальными силами символический пригласительный билет на абстрактную осетинскую свадьбу. Из этих двух элементов в тексте многоуважемого коллеги и складывается образ осетина.

Поэтому я не стану говорить о том, что такой взгляд на Южную Осетию и осетин мне кажется нацистским, ну или почти таковым. Просто, чтобы не оказаться жертвой метода генерализации, процветающего между авоськой и шляпой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG