Accessibility links

Беспомощные жертвы


Эксперты предлагают государству воспользоваться международным опытом решения подобных проблем

Эксперты предлагают государству воспользоваться международным опытом решения подобных проблем

ТБИЛИСИ---В Грузии нет пока службы, призванной оказывать помощь жертвам сексуального насилия, совершенного во время вооруженных конфликтов. При парламентском совете гендерного развития была создана рабочая группа, которая должна выработать механизмы защиты этой категории пострадавших людей.

«Х.М. против России и Грузии» - так называется единственное дело по факту сексуального насилия, совершенного во время конфликта (в данном случае речь идет об августовской войне), которое дошло до Европейского суда по правам человека. Х.М. – это инициалы пострадавшей. Известно, что она пожилая женщина, которая во время боевых действий помогла мужу покинуть зону конфликта, но сама осталась в своем доме. Она даже не предполагала, что с ней может произойти нечто подобное.

Чтобы добиться справедливости, женщина обратилась в НПО «Приоритет прав человека». Как говорит представитель этой организации Лия Мухашаврия, отправить жалобу в Страсбургский суд правозащитники решили после того, как прокуратура Грузии не ответила на их заявление:

«Никакого ответа от прокуратуры мы не получали. Начали они расследование или нет, - неизвестно. Предприняли они какие-либо меры или нет? Так же и с ответом из России».



Пример Х.М. наглядно демонстрирует, насколько бесправны жертвы сексуального насилия. Им даже не к кому обратиться за помощью. Именно поэтому представители НПО, правительства Грузии и Женской организации ООН решили разработать механизмы оказания помощи этой категории жертв военных конфликтов.

Эксперты предлагают государству воспользоваться международным опытом решения подобных проблем. Говорит советник по вопросам гендера женской организации ООН Тамар Сабедашвили:

«Есть такая международная практика, когда человеку оказывают помощь по принципу "одного окна". Это медицинская помощь, юридическая консультация, судебная экспертиза и психологическая помощь. Человеку не приходится ходить со своей проблемой из одного ведомства в другое».

Тем более что рассказывать об обстоятельствах случившегося жертвы сексуального насилия часто не хотят. Психолог и председатель общественной организации «Сапари» Нато Зазашвили подчеркивает, что для многих женщин эта тема табуирована. Она приводит случай из своей практики, не называя места и времени этого события:

«В деревне был создан временный лагерь. Там было много пленных. Вместе с физическим насилием там имело место и сексуальное насилие над женщинами, независимо от их возраста. Там были и несовершеннолетние. Некоторые женщины, пережившие те события, обратились к нам. Мы оказали им психологическую и социальную помощь. Но ни одна из них не стала говорить, что пришла к нам как жертва сексуального насилия. Жаловались на издевательства и давление в целом».

Рабочая группа по созданию механизмов помощи жертвам сексуального насилия во время конфликтов начала работать совсем недавно. Поэтому говорить о конкретных наработках пока рано. Но Лия Мухашаврия убеждена, что в своей работе группе необходимо учесть международный опыт. По словам юриста, действующая в Грузии практика помощи жертвам насилия порой даже более унизительна, чем то, что пришлось пережить пострадавшим:

«Жертве - женщине - приходится давать детальные показания следователю-мужчине, прокурору-мужчине. Проходить медицинскую экспертизу при участии экспертов-мужчин. Есть и другие процессуальные моменты, которые могут быть морально невыносимыми для жертвы».

Поэтому Мухашаврия предлагает создать службу, сотрудники которой предварительно пройдут специальный тренинг, получив знания о том, как находить общий язык с жертвами сексуального насилия. Она считает, что с пострадавшей женщиной должны вступать в контакт исключительно представительницы ее же пола.
XS
SM
MD
LG