Accessibility links

Судьба уличного музыканта


Одной игрой на гитаре в подземке детей не поднять

Одной игрой на гитаре в подземке детей не поднять

ТБИЛИСИ---Уличные музыканты практически обязательный элемент любого города. У каждого из них своя история и своя причина стоять на улице с гитарой.

На улице дождь, грязь, а здесь, в подземке, сравнительно сухо. Вокруг Алекса, уличного гитариста, собралась небольшая группа людей. Кому-то нравится музыка, кто-то просто решил переждать дождь под крышей.

Иногда кто-то из прохожих бросает Алексу немного мелочи в картонную коробку. Играет Алекс в основном старый рок – «Пинк Флойд», «Лед Зеппелин», немного блюза, немного альтернативного рока. За грузинские песни, наверное, давали бы больше и охотней, но музыкант не хочет заставлять себя играть то, чего не любит, даже за деньги. В среднем у него выходит до 15 лари в день. Алекс точно знает, как распорядиться прибылью:

«Бросают деньги, иду в магазин, покупаю пиво: 8 лари на выпивку, а 7 лари – детям».



Детей у Алекса двое - малыши готовятся пойти в первый класс. К обычным тратам на еду и одежду скоро добавятся расходы на учебники и прочие школьные принадлежности. Одной игрой на гитаре в подземке детей не поднять. Алекс говорит, что все понимает, но с «нормальной» работой ему почему-то пока не везет:

«Я работал на стройке три дня. Но потом понял, что не могу без музыки, я для другого дела родился – я музыкант, понимаешь!»

Играл он и в одном из тбилисских баров, но тоже недолго - наспех собранная группа вскоре распалась. Да и не нравится ему работать в коллективе: он - гитарист-самоучка и сугубый индивидуалист - привык работать один.

В подземке Алекс проводит 4-5 часов в день, и так на протяжении уже пяти лет. Мимо подпирающего спиной холодную стену музыканта проходят тысячи человек в день, некоторые запоминаются на всю жизнь:

«Полтора года назад я играл здесь, познакомился с девушкой из Питера, русской туристкой. Понравился я ей, показал ей все здесь в Грузии. Потом она меня спросила, не хочу ли поехать в Россию, там поиграть? Перспектива будет лучше. Мы расписались фиктивно, и я поехал. Играл там два месяца, потом вернулся».

В Петербурге он играл и на улице, и в барах. Пил, дрался, жил на всю катушку. Но недолго. Алекс знает, что в России, конечно, перспективы куда обширней, но переезжать туда он не намерен. «Я грузин, родился и умру здесь», - говорит музыкант.

Впрочем, помирать пока Алекс не собирается. Он открыто говорит о своих проблемах – это алкоголь и недостаток образования. Это ничего, уверяет музыкант, раньше было гораздо хуже:

«Я сидел на игле шесть лет. Вот бросил и героин, и сигареты. Ломки были, конечно. Осталось только бухло…»

Пьет Алекс действительно много, одного пива - литров восемь в день. Все лучше, чем колоться, говорит он мне и бросает взгляд в сторону выхода. Домой ему еще нескоро – его «рабочий день» продлится до позднего вечера. Потом обязательные посиделки с уличными друзьями. Домой, в семью Алекс попадет только за полночь:

«Я все равно верю: однажды я взойду на королевский трон... и буду играть Пинк Флойд».
XS
SM
MD
LG