Accessibility links

СУХУМИ---21 мая отмечают День памяти жертв Кавказской войны. Что для вас означает этот день?

Астамур Логуа, 25 лет: Это серьезный день в истории не только нашего народа, но и братских народов на Северном Кавказе. Это день памяти жертв большой войны, которая очень долго длилась. Народ Абхазии немалую цену заплатил в этой войне, очень много наших братьев ныне живет по ту сторону Черного моря и в других зарубежных странах.
Анаид Гогорян: Как вы думаете, должна ли Россия сегодня признать геноцид кавказских народов в XIX веке?
Астамур Логуа, 25 лет: Надо четко подойти к этому вопросу, собрать историков кавказских, абхазских, русских – пускай они подумают, найдут формулу для того, чтобы не было никаких разногласий, которые длятся уже очень долго. А так, политиканством заниматься – вот, Грузия очень сильно подхватила эту тему сегодня.



Девушка: Памятный, траурный день, который не может быть забыт, не может быть выкинут из нашей памяти. Мы, так или иначе, должны помнить, поминать ушедших.
Анаид Гогорян: Как вы думаете, должна ли Россия сегодня признать геноцид кавказских народов в XIX веке?
Девушка: Я думаю, что да, обязательно. Потому что, так или иначе, но это было. Никуда это не выкинуть, не забыть. Если бы не та война, не тот геноцид, нас было бы больше миллиона – это точно.

Анаид Гогорян: Скажите, чувствуете ли вы единство с кавказскими народами?
Алхас: Да, в какой-то мере, это день солидарности, особенно абхазо-адыгских народов, это общий день скорби для всех, и все народы, которые имели отношение к этой трагедии, в этот день имеют какое-то консолидирующее мнение.
Анаид Гогорян: Как вы думаете, должна ли Россия признать геноцид кавказских народов?
Алхас: Да, должна признать, возможно, они каких-то правовых последствий признания геноцида боятся. Надо как-то сделать, чтобы и они не боялись, чтобы всем это было выгодно. Надо ставить точки, переворачивать страшные страницы истории и смотреть вперед.

Девушка: Люди погибшие заслужили, чтобы о них помнили, чтобы их уважали, чтили их подвиги, их дела, чтобы учились на этом, и в будущем не было подобных поводов для встреч.

Омар Ломия, 18 лет: День памяти ушедших.
Анаид Гогорян: Чувствуешь ли ты единство с кавказскими народами, пострадавшими от действий Российской империи в XIX веке?
Омар Ломия, 18 лет: Нет, я не ощущаю, потому что некоторые народы вообще не вспоминают об этом.

Дима Кобахия, 23 года: Конечно, ощущаю. Я закончил АГУ, мы объездили весь Северный Кавказ, были у наших братьев осетин, они сюда приезжают, общаемся периодически, как братья, таковыми и являемся.
Анаид Гогорян: Как ты думаешь, должна ли сегодняшняя Россия признать геноцид народов Кавказа в XIX веке?
Дима Кобахия, 23 года: Конечно, должна, но я не думаю, что это будет в ближайшее время, потому что это им не выгодно.
XS
SM
MD
LG