Accessibility links

Интерпол как способ отмщения


В парламенте Южной Осетии сегодня обсудили инцидент с задержанием 18 мая на российско-югоосетинской границе депутата парламента республики Бала Бестауты, объявленного в розыск властями Грузии по линии Интерпола

В парламенте Южной Осетии сегодня обсудили инцидент с задержанием 18 мая на российско-югоосетинской границе депутата парламента республики Бала Бестауты, объявленного в розыск властями Грузии по линии Интерпола

ЧЕРКЕССК---В парламенте Южной Осетии сегодня обсудили инцидент с задержанием 18 мая на российско-югоосетинской границе депутата парламента республики Бала Бестауты, объявленного в розыск властями Грузии по линии Интерпола. В настоящее время депутат находится во Владикавказе, никаких претензий со стороны российских правоохранительных органов к нему нет, но сам инцидент требует прояснения ситуации в целом, считают югоосетинские депутаты.

По словам председателя комитета по законодательству Амирана Дьяконова, это уже не первый случай задержания на территории России граждан Южной Осетии, принимавших активное участие в отражении грузинской агрессии: «Грузинская сторона имеет возможность через Интерпол преследовать наших граждан, защищавших Южную Осетию во время грузинской агрессии. Любой может стать объектом преследования со стороны Грузии».

По мнению вице-спикера югоосетинского парламента Юрия Дзиццойты, после случая с Балой Бестауты необходимо прояснить ситуацию, ведь между законодательными собраниями Южной Осетии и России подписано соглашение, что означает признание российскими властями югоосетинских законов.



Юрий Дзиццойты считает, что грузинское руководство использует Интерпол как способ отмщения гражданам Южной Осетии за поражение в 2008 году:

«Просто потому, что мы не захотели сдаться на милость врагу, они стали выдергивать тех, кого считают виновными в своем провале, но это дегенератизм! Если бы Бала Бестуаты действовал на территории Грузии, еще можно было бы о чем-то говорить. Но Бала шагу не сделал на территории Грузии, он занимался тем же, что и все население Южной Осетии – это была национально-освободительная борьба, и результат ее Россией признан».

Генеральный прокурор Южной Осетии Мераб Чигоев сообщил мне, что по поручению президента и парламента республики он намерен обсудить ситуацию с российскими коллегами, чтобы подобных инцидентов больше не было:

«Для нас это очень болезненно, потому что многие наши герои, которые защищали республику от грузинской агрессии, могут оказаться в условиях, когда Интерпол может оказаться репрессивным органом, преследующим наших граждан. Для нас это неприемлемо, тем более на территории дружественного государства. Естественно, мы обратимся к нашим коллегам. Я, со своей стороны, в Генпрокуратуру Российской Федерации с просьбой разъяснить, кто разыскивается из наших граждан, на основании каких претензий, и что можно сделать, чтобы подобные действия на территории России больше не происходили».

Кстати, в России часто можно встретить уроженцев Южной Осетии, бывших сотрудников альтернативной или временной администрации Давида Санакоева, которые по югоосетинским законам считаются преступниками. Некоторые из них отдыхают в Сочи, навещают родственников во Владикавказе. Кажется вполне логичным и правильным, что Россия, признав государственность Южной Осетии, в то же время не принимает мер по их задержанию и передаче югоосетинским властям, отделяя ситуации, когда речь идет о трудном выборе людей в осетино-грузинском разломе, от уголовных преступлений. Наверное, и Грузии стоило бы подумать о целесообразности преследования своих политических оппонентов в третьих странах.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG