Accessibility links

ПРАГА---В продолжение темы наша постоянная рубрика «Некруглый стол». Ее проведет главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Я предлагаю для начала послушать интервью, которое я записал с членом фракции христианских демократов, подготовивших ту поправку, о которой сегодня шла речь, – поправку к Конституции, пользоваться которой отказался Иванишвили. Итак, член фракции христианских демократов Ника Лалиашвили.

- Бидзина Иванишвили утверждает, что таким образом нельзя относиться к Конституции, что нельзя предоставлять право одному человеку, и этим правом когда-нибудь могут воспользоваться люди не слишком чистоплотные, что Конституция требует более бережного обращения.



Ника Лалиашвили: Я согласен с этим. Проблема в том, что мы после «Революции роз» уже меняли Конституцию 28 раз, и 28 раз мы меняли Конституцию в пользу одного человека - Михаила Саакашвили - и в ущерб нашему обществу. Проблема в том, что перед нами был выбор не между хорошим и плохим, а плохим и еще худшим. Мы выбрали плохое. Конечно, плохо то, что Саакашвили не дал Иванишвили гражданство, но было бы хуже, если бы Иванишвили оказался вне политической игры, и не смог бы легитимно участвовать в политических процессах. Поэтому мы решили в 29-й раз изменить Конституцию. Ника Лалиашвили (справа)

Ника Лалиашвили (справа)

Но на этот раз уже не в ущерб нашему обществу, а на пользу ему, потому что, согласно опросам, около 70% населения Грузии поддерживали идею предоставления Иванишвили гражданства. К сожалению, он воспринял это абсолютно негативно, я бы сказал даже иррационально. Мне очень жаль, что он не воспользуется этим очень сильным, так сказать, шансом.

Андрей Бабицкий: Ника, как вам кажется, есть какой-то выход из возникшей новой политической коллизии?

Ника Лалиашвили: Я думаю, после того, как Иванишвили заявил, что не будет пользоваться этой возможностью, он сам себя поставил вне игры. Он уже не сможет легитимно участвовать в политических процессах. Остаются только два выхода: первый – он сам ни в каких процессах не будет участвовать; и второй – он будет участвовать, только нелегитимно. Я, вообще, даже не хочу представить, что это реально.

Андрей Бабицкий: Как вам кажется, что толкнуло Иванишвили на это?

Ника Лалиашвили: Я думаю, что он человек рациональной, он человек разумный, я думаю, что влияние на него оказывают те люди, которые сейчас окружают его. Это те самые политические фигуры, которые, например, после выборов порвали свои мандаты и отказались войти в парламент и занять свои места; то есть это абсолютно иррациональные политические силы, и я думаю, что они оказывают на него сильное влияние.

Андрей Бабицкий: Это был депутат фракции христианских демократов, подготовивших злосчастную поправку, Ника Лалиашвили. У нас сейчас в прямом эфире политолог Сосо Цискаришвили, с которым мы и обсудим эту ситуацию.
Сосо, вот Ника Лалиашвили сказал в интервью нашему радио, что теперь у Иванишвили остается два варианта: либо отказаться вовсе от участия в политической борьбе и выборах, либо участвовать в ней нелегитимными способами. Ну, под нелегитимными способами, насколько я понимаю, подразумевается организация революции или что-нибудь похожее. Скажите, вы тоже считаете, что после вот этой коллизии действительно никаких других вариантов ее разрешения не осталось?

Сосо Цискаришвили: Господин Лалиашвили представляет партию, которая инициировала такую поправку, которая, естественно, наносит вред грузинскому конституционализму как таковому. Поэтому я считаю, что шаг господина Иванишвили – это, во-первых, нравственный урок тем властям, для которых Сосо Цискаришвили

Сосо Цискаришвили

Конституция не представляет ценности и может меняться по желанию правящей партии в любое время дня и ночи в любом направлении. Еще пару месяцев назад даже присутствие гражданина иностранного государства на политических сборищах воспринималось как опасность для страны. И вдруг только для того, чтобы не вынуждать президента Саакашвили лично подписать заявление о восстановлении гражданства Иванишвили, придумали такую карусель, которая может остаться в истории как позор грузинского конституционализма. Поэтому нравственный шаг Иванишвили сделал без всяких подсказок; он не нуждался в подсказках каких-то политиков - успешных, безуспешных, - неважно, он подал очень яркий сигнал всему обществу о том, что Конституция выше, чем политические интересы кандидата в премьер-министры или действующего президента.

Андрей Бабицкий: Сосо, мотивы Иванишаили понятны, он их сегодня и огласил. Но, знаете, тут возникает сразу два вопроса: с одной стороны, раньше он говорил, что воспользуется этой поправкой, хотя и считает ее наносящей урон конституционализму, - это один вопрос; второй вопрос – что же все-таки дальше? Он выбывает из политической игры?

Сосо Цискаришвили: Нет, во-первых, мяч опять, так сказать, на поле властей. Участвовать будет Иванишвили в выборах или нет, сейчас однозначно зависит от президента Саакашвили. Иванишвили согласился на тот путь, который активно предлагали члены правительства, большинство в парламенте и даже Государственный реестр, и поэтому он, так сказать, отступился от своей позиции и решил все-таки в целях политических интересов государства подать заявку на имя президента с просьбой присвоить ему двойное гражданство, а не восстановить незаконно отобранное. Поэтому сейчас будет решать президент.

Андрей Бабицкий: А вы полагаете, что Михаил Саакашвили, усвоив нравственный урок, преподанный ему господином Иванишвили, отправит этот мяч в лужу и не станет подписывать эту поправку, этот конституционный закон? Что, вообще, будет?

Сосо Цискаришвили: С удовольствием, конечно, господин Саакашвили отправит в аут мяч, который подал ему сейчас Иванишвили. В худшем случае, с точки зрения конкурентности предстоящих выборов, может случиться, что господин Иванишвили сохранит нынешний статус: он будет возглавлять коалицию, он будет лидером коалиции, но не субъекта избирательных процессов. В любом случае он свою функцию оставляет за собой, говоря о том, что все равно мечту грузинскую он сможет осуществить при любом собственном статусе.

Андрей Бабицкий: А вы не считаете, что Иванишвили сегодня дал в руки правящей партии аргумент, которым она теперь может обосновывать свою позицию в разговорах с Западом, что, дескать, Иванишвили была дана возможность, а он ею не воспользовался?

Сосо Цискаришвили: Безнравственная возможность, будучи ныне использована, стала бы постоянной преградой и напоминанием со всех политических сторон для того, чтобы потом унизить достижения Иванишвили как непринципиального политика, который пошел ради собственных политических интересов на сговор с властями по уничтожению конституционных основ страны. Этим он освободился от такой возможной ноши и дал возможность президенту Грузии единолично решать, будет он принимать участие в выборах или нет.

Андрей Бабицкий: То есть, в принципе, можно сказать, что выборы для него не главное, что политиком он остается, но сохраняет при этом Конституцию. Ну, или скажем так, не Конституцию, а неизменными конституционные принципы, принципы конституционализма. Можно такой итог подвести под сказанным вами?

Сосо Цискаришвили: Можно, тем более что я лично от него слышал, что быть членом грузинского парламента – это не его мечта. Его цели намного более высокие, и они связаны с государственностью той страны, в гражданстве которой он желает восстановить себя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG