Accessibility links

«Патриоты» несвободы


Люди в Южной Осетии соскучились по интересной и объективной информации, им жизненно необходим глоток свободы

Люди в Южной Осетии соскучились по интересной и объективной информации, им жизненно необходим глоток свободы

ЦХИНВАЛИ---Корреспондент «Эхо Кавказа» Ирина Келехсаева решила сегодня поразмышлять о ситуации в югоосетинской журналистике. Она считает, что государство и сегодня пытается держать медиа-сферу под контролем.

Давно поняла, что не могу работать на государственные средства массовой информации. Спросите, почему? Отвечаю: хочется работать, а не бороться постоянно с жестко выстроенной системой отношений «чиновник - журналист». Мой первый опыт работы на государственные СМИ относится еще к 1998 году, когда, окончив ВУЗ и получив специальность, я посчитала, что как раз теперь смогу принести пользу родному отечеству.

Тогда меня даже забавляли звонки чиновников по поводу не там поставленной запятой. Сейчас, когда за плечами большой опыт работы в журналистике, пугает безнадежность. Недавно представители одной из пресс-служб предупредили о том, что «товарищ начальник» не желает видеть меня в стенах своего ведомства: «ему не понравилось что-то в твоем последнем материале». После материала «СМИ не для чиновников» два особо впечатлительных редактора государственных газет отправились жаловаться на «поклеп и клевету», хотя в статье просто приводились высказывания людей, которые предлагали скорректировать систему ценностей югоосетинской журналистики.



При предыдущем президенте разговоры хотя бы о периферийной свободе слова в Южной Осетии смысла не имели. Рассказывают, что до той поры, пока он сам не научился пользоваться интернетом, ему составляли целые подборки материалов, которые, по мнению составителей vip-дайджестов, компрометировали власть. И если журналист попадал в категорию неугодных, то против него автоматически выдвигалось обвинение: он или связан со спецслужбами одного соседнего государства, или же является наймитом империализма. Неопытные расстраивались и пытались оправдаться, опытные пожимали плечами: раз тебя объявили грузинским шпионом или цереушником, значит, написал правду.

Казалось, что с уходом прежней власти эта практика навсегда уйдет в прошлое. Государственные газеты и телевидение станут свободными площадками для общественных дискуссий, а тексты, в которых критикуются чиновники, перестанут быть анонимными, поскольку исчезнет страх, сковывавший общество последние годы. Будучи идеалистом, я и сейчас продолжаю в это верить, как и в то, что перед президентом Леонидом Тибиловым снова не выкладывают подшивки vip-дайджестов. И уже новые рьяные ревнители авторитета государственной власти не смогут использовать ее силу, чтобы давить малейшие проявления свободомыслия. «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует, - объяснил мне недавно знакомый, ранее казавшийся человеком с вполне современными и демократическими взглядами. - Вот тебя "танцует" иностранное государство. Поэтому к вам нет доверия».

Во время этой славной беседы мне позвонили жители одного села и попросили рассказать об их проблемах. «Вот, - подумала я, - как раз и объявились "предатели", желающие урвать свой кусок от иностранного пирога». На самом деле я знаю, именно ко мне придут те, кто, не задумываясь, обвинял меня в продажности, когда попадут в беду. Потому что знают: подлинная журналистика не мстительна, она рассказывает о том, какова на самом деле эта ужасная, прекрасная, невыносимая жизнь. И «товарищ начальник», когда ему придется туго – а, похоже, это произойдет довольно скоро, – в первую очередь побежит жаловаться на несправедливость к независимым журналистам. И в своей новой ипостаси гонимого он станет самым яростным защитником свободы слова, клеймя государственный СМИ за тиражирование лжи.

Похоже, новым властям придется учиться открытости: бороться с искушением развесить свои замки на пространстве свободного высказывания. Сегодня ко мне подошла молодая журналистка и в отчаянии сказала, что, как только в Южной Осетии появится независимое телевидение, она тут же перейдет работать туда. Сегодня же встретила коллегу, который рассказал, что уже отснятый им для эфира острый политический материал забрали на цензуру.

Люди соскучились по интересной и объективной информации, им жизненно необходим глоток свободы. И внешние враги государства - ничто в сравнении с «истинными патриотами» Южной Осетии, отчаянно пытающимися лишить нас права говорить открыто и безбоязненно о том, что нас по-настоящему волнует.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG