Accessibility links

Анаид Гогорян: На днях в парламенте республики состоялось расширенное заседание, где обсуждался законопроект о религии. Представители Духовного управления мусульман Абхазии предложили внести поправку: не препятствовать гражданам той или иной религиозной принадлежности работать в государственных и коммерческих учреждениях, обучаться в высших и средних учебных заведениях с правом соблюдения их религиозных предписаний, касающихся религиозных атрибутов, форм одежды. Скажите, как вы к этому предложению относитесь?

Женщина: Я – категорически против. Мы должны приближаться к Европе, а не к Азии. Мы – европейское государство, европейские ценности мы должны нести.

Владимир Кетия, директор Горской средней школы №10 им. Лакоба г. Сухум: Учащиеся школы должны носить определенную форму, мы это требуем. И чтобы школьники в школе носили какую-то другую форму, скажем, мусульманскую и т.д., мы, конечно, этого не позволим и не разрешим. Мы против этого.



Оксана, 39 лет: Я не против какой-то религии, но я считаю, что это излишне в школе. Если они куда-то в мечеть, на свои какие-то празднества, какие-то свои мероприятия идут – конечно, ради бога. Иначе еврей должен прийти в кипе, буддисты еще в чем-то – у нас будет не образовательная школа, а храм. Каждый должен верить во что-то обязательно, но это такое общественное место, где нужно соблюдать правила. Мы же на работу в шлепанцах не ходим или в купальнике?! На работу нужно ходить, как подобает этикету, правилам каким-то, поэтому в школу тоже нужно ходить в форме, которая там принята.

Эсма, 12 лет: Единая форма должна быть, наверное, я так думаю. А так, это их право ходить в том, что предписывает им их религия. А в школе форму одевать.

Анаид Гогорян: Если кто-то из твоих одноклассников, представителей той или иной религии будет ходить в школу в той одежде, которую предписывает эта религия, как ты к этому отнесешься?

Саид Басария, 15 лет: Я считаю, что если это учебе не помешает, это его личное дело, пусть ходит. А что в этом такого? Главное, чтобы он учился, знания получал, а как он ходит, это уже его личное дело, индивидуальное.

Женщина: Ребенок к этому отношения не должен иметь, ребенок – есть ребенок. Вырастет, пускай одевается, как хочет. А в школе у нас форма вводится, все должны быть едины. Что же она будет как белая ворона в этой своей одежде?!

Другая женщина: Я считаю, что можно, почему нет. Если их религия так к этому относится, почему бы нет. И очень хорошо, что эти дети одеваются не так, как наши, у которых пупки видны.

Адгур Басария, 45 лет: В школе, я думаю, да. Если она воспитана по мусульманским обычаям, почему нельзя?

Геннадий Валерьевич Черкезия, 35 лет: Не положено на уроке сидеть в таких вещах.

Адгур Басария, 45 лет: В косынке, я думаю, можно, я считаю, что ничего такого в этом нет.

Геннадий Валерьевич Черкезия, 35 лет: Если есть определенная школьная форма, то пусть она и будет.

Адгур Басария, 45 лет: Учителю это не должно мешать.

Лена, 55 лет: Косынки, я думаю, можно дома носить. В учреждении, я считаю, - как и полагается во всем мире. Не будет же здесь каждый свои обряды в учреждении исполнять? Мы все должны быть на равных.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG