Accessibility links

День определения пути


Отмечаемое сегодня событие, в сравнении с другими яркими вехами истории Южной Осетии, было, скорее, эффектной процедурой, нежели переломным моментом в судьбе республики

Отмечаемое сегодня событие, в сравнении с другими яркими вехами истории Южной Осетии, было, скорее, эффектной процедурой, нежели переломным моментом в судьбе республики

ЦХИНВАЛИ---Сегодня, 29 мая, в Южной Осетии отмечают День принятия Акта о государственной независимости республики Южная Осетия. Со дня, когда был подписан документ, прошло 20 лет.

Сегодня в Южной Осетии выходной день, особых торжеств по случаю праздника не проводится. Да и выходным он стал только несколько лет назад. С несравнимо большим размахом в Южной Осетии обычно отмечается 20 сентября – День провозглашения республики, которое состоялось на два года раньше принятия Акта о независимости. Вице-спикер парламента Южной Осетии, депутат первого созыва Верховного совета и непосредственный участник тех событий Юрий Дзиццойты считает, что ничего удивительного в этом нет. 20 сентября важнее, потому что принятое в этот день решение легло в основание государственного суверенитета республики:

«До провозглашения республики 20 сентября 1990 года у нас была автономная область в составе ГССР. Но ГССР к тому времени разваливалась, мы прекрасно понимали, что Грузия выходит из состава Советского Союза. И чтобы не оказалось так, что Грузия, грубо говоря, «прихватит» нас с собой, мы решили повысить свой статус до автономной республики. Первым шагом было провозглашение автономной республики, мы тогда еще независимую республику не провозглашали. Мы хотели, чтобы у нас была своя собственная Конституция, которая могла бы защитить наш народ, если Грузия действительно выйдет из состава Советского Союза. И все произошло так, как мы предполагали».



Май в том году выдался не по-весеннему холодным. Документ готовился и подписывался под постоянными обстрелами. За шесть дней до этого хоронили жертв Зарской трагедии. Несмотря на это, зал, где проходило заседание, был полон. Тогда сессии Верховного совета были открытыми, и любой житель республики мог присутствовать на них. Трудно передать словами то воодушевление, которое овладело людьми 29 мая, вспоминает Юрий Дзиццойты:

«Все ждали этого момента, потому что Советский Союз развалился, мы провели референдум, Россия нас не принимала в свой состав. С Грузией мы не хотели быть, поэтому нам нужно было определять свой путь, а для того, чтобы определить свой путь, надо было сказать, что мы считаем себя независимыми. Чтобы произнести это слово, надо было опереться на мнение народа, и перед тем, как принять Акт о государственной независимости, мы провели референдум, в январе 1992 года».

Журналист и общественный деятель Тимур Цхурбати тоже помнит этот день. Особенно он запомнился тем, что во время митинга, который проходил на площади в центре Цхинвала, по небу совсем низко летели журавли, которые в Южной Осетии – редкие гости. Что же касается самого принятия Акта, Тимур полагает, что этот день фактически закрепил то, чего осетинский народ сумел добиться в предыдущие годы. По его мнению, подлинную независимость республика обрела 23 ноября 1989 года, когда у границ Цхинвала была остановлена многотысячная колонна демонстрантов из Грузии, желавших провести митинг в центре города:

«Для меня независимость Южной Осетии начинается с 23 ноября 1989 года. Это действие, которое было совершено народом, когда он показал способность самостоятельно принимать решения. Это было фактическим провозглашением независимости. А дальше были юридические формальности».

Действительно, скромность сегодняшнего праздника – это результат того, что отмечаемое событие, в сравнении с другими яркими вехами истории Южной Осетии, было, скорее, эффектной процедурой, нежели переломным моментом в судьбе республики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG