Accessibility links

Независимость как безопасность мысли


Югоосетинское общество в этом году показало способность к сопротивлению, к отстаиванию своих гражданских прав и свобод

Югоосетинское общество в этом году показало способность к сопротивлению, к отстаиванию своих гражданских прав и свобод

ЦХИНВАЛИ---Итоги 20-летнего пути независимости Южной Осетии подводят эксперты.

День независимости Южной Осетии - это не только праздник, не только время вспомнить человеческие жертвы и лишения, которые понес народ за право на самоопределение, но и повод для переосмысления 20-летнего пути, пройденного республикой.

По мнению армянского политолога Гагика Авакяна, поводов для тревог у южных осетин в этом году было более чем достаточно. Осетия пережила за последний год ощутимый удар по своей независимости даже не со стороны России, а что еще хуже, группы российских чиновников, причем даже не из второго эшелона власти. Ноябрьский кризис, связанный с отменой итогов выборов президента республики, продемонстрировал зыбкость суверенитета республики, возможность кучки людей из Осетии и России крушить волю избирателя и ставить общество на грань гражданской войны в личных корыстных интересах просто из желания усадить в кресло президента подконтрольного себе человека.



«События, связанные с президентскими выборами, поставили вопрос: есть ли вообще югоосетинская независимость, и можно ли ее восстановить хотя бы до того уровня, который был до августа 2008 года, - рассуждает Гагик Авакян. - Что такое сегодня независимость Южной Осетии как концептуально-государственная политика? Кто-нибудь ее проводит? У меня такое ощущение, что сегодня фраза "независимость Южной Осетии" вызывает больше отторжения в Кремле, чем даже в Грузии, и, соответственно, всерьез говорить о независимости с российскими спонсорами – значит оказаться в "черном списке"».

По всему видно, что национальная идея южных осетин в этой многолетней борьбе за независимость раздвоилась между стремлением строить собственное государство и движением к воссоединению с Россией как гарантии безопасности на будущее.

Эта концептуальная вилка, в которой оказались южные осетины, подорвала иммунитет общества от посягательств на свои гражданские права и вмешательства во внутреннюю политическую конкуренцию со стороны России. Например, в Абхазии, где общество однозначно ориентировано на построение суверенного государства, попытка российских кураторов повлиять на исход президентских выборов в 2004 году с треском провалилась.

По мнению югоосетинского политика Вячеслава Габозова, у этой двойственности национальной идеи южных осетин есть объективные причины:

«Люди, которые начинали национально-освободительное движение, те, кто имели свой взгляд, свою позицию, впоследствии во время правления президентов Чибирова и Кокойты были выжиты из республики. Большинство мыслящей элиты оказалось за пределами республики, а те, кто остались, больше думали о том, как любой ценой отразить внешнюю агрессию и сохранить Южную Осетию, сохраниться самим. И, конечно, свою негативную роль сыграло и то, что большая часть тех, кто руководили республикой, были поражены недугом, который я называю "синдром временщика"».

И все же, несмотря ни на что, югоосетинское общество в этом году показало способность к сопротивлению, к отстаиванию своих гражданских прав и свобод перед лицом гаранта их безопасности. К российскому определению безопасности как физической защиты югоосетинское общество добавило свое: безопасность выражения своих мыслей и изъявления своей воли.

Эта презентация гражданского общества в прошедшем году, наверное, повод для отельного тоста за праздничным столом ко Дню независимости.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG