Accessibility links

Экспертизе не верить?


Если судья не признает выводы эксперта доказательством вины подсудимого, защита не станет настаивать на проведении повторной экспертизы

Если судья не признает выводы эксперта доказательством вины подсудимого, защита не станет настаивать на проведении повторной экспертизы

ВЛАДИКАВКАЗ---Сегодня после двухнедельного перерыва в Советском районном суде Владикавказа продолжился судебный процесс по делу сотрудника предвыборного штаба Аллы Джиоевой Владислава Калоева. Подсудимый, арестованный в декабре прошлого года, обвиняется в хранении наркотиков в особо крупных размерах. В ходе судебного слушания был допрошен эксперт-криминалист Главного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России Александр Киричек, приглашенный стороной защиты.

Адвокаты настаивают на том, что североосетинские эксперты нарушили Закон «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», поэтому они обратились к московским специалистам за помощью. Те признали заключение сотрудницы экспертно-криминалистического центра МВД Северной Осетии майора полиции Инги Кокоевой необъективным и необоснованным. Адвокат Казбек Хутинаев уверен, что его подзащитному наркотическое вещество – табак, смешанный с гашишным маслом, подбросили. Он указывает на противоречия в объемах наркотического вещества, направленного на исследование, и исследованного образца. Кокоева пишет, что исследовала 160 грамм наркотического вещества, тогда как у Калоева якобы было обнаружено 16:

«Эта экспертиза не может быть принята как доказательство. Я буду говорить об этом на следующем заседании. Она необъективна...» - утверждает Хутинаев.



Если судья не признает выводы эксперта доказательством вины подсудимого, защита не станет настаивать на проведении повторной экспертизы.

Эксперт из Москвы Александр Киричек рассказал и о других нарушениях закона: пакет с наркотическим веществом был вскрыт до того, как попал на экспертизу к Кокоевой. Соответственно, данных, которые содержит первичная упаковка, в деле просто нет:

«Самое существенное нарушение из текста заключения Кокоевой - непонятно куда исчезнувшая первичная упаковка, сопровождавшая вещдок при изъятии. Первичная упаковка отражает необходимую информацию: где, когда, у кого, с какими свидетелями, если они были, изымался объект исследования. Всего это не указывается, поэтому экспертиза Кокоевой не может быть признана доказательством», - резюмирует Александр Киричек.

Защита обращает внимание и на то, что Кокоева уничтожила якобы обнаруженные ею следы наркотических веществ на ватных тампонах, использованных при смыве с рук, без соответствующего разрешения следователя. По мнению адвокатов, это очередное доказательство невиновности их клиента.

Отвечая эксперту, прокурор Тамила Хамицаева попыталась его запутать, задавая вопросы не по существу дела. Адвокат Хутинаев каждый раз в такой ситуации вносил ходатайство: снять вопрос, либо попросить прокурора скорректировать его. Прокурор язвительно бросила своему оппоненту реплику по поводу неправильно поставленного ударения в слове «ходатайствовать». В результате защитник и государственный обвинитель сошлись в споре, какая из субэтнических групп в Осетии – дигорцы или кударцы – лучше владеют русским языком. Приставы, следившие за порядком, встретили эту дискуссию дружным смехом. Дождавшись тишины в зале, судья Габуева объявила, что следующее заседание состоится 6 июня.
XS
SM
MD
LG