Accessibility links

"Это от любви все, от взаимопонимания"


В Грузии многодетные семьи редкость

В Грузии многодетные семьи редкость

ТБИЛИСИ---В Грузии многодетные семьи редкость. Обеспечить своих чад достойным жильем, питанием, образованием многие семейные пары просто не в силах. Их пугают экономические трудности и безработица, отсутствие государственной программы помощи многодетным семьям. Тем не менее есть семьи, которые живут небогато, но не страшатся заводить большое количество детей. В Рустави в семье Чарквиани воспитывают пятерых.

Светловолосому непоседе Беке три с половиной года. Он сразу сообщил мне, что маму его зовут Мзевико. Как зовут маму, раньше Беки узнали двое его братьев - Джарджи и Тато, и две сестры – Анна и Нино.

«Восемнадцать, пятнадцать, десять, восемь и три с половиной», - указывает возраст своих детей Мзевико. Ей самой - 41 год. Ее хрупкое тело теряется в широкой и длинной юбке цвета хаки, майке, подобранной по тону, и джинсовом пиджачке. Мзевико безмятежно рассказывает, что, будучи беззаботным ребенком, даже не думала иметь много детей, но спешит добавить - все они желанны:

«Муж очень помогал всегда: то памперсы поменяет, то ребенка подмоет. Всегда старается помочь - не словами, а поступками. Это от любви все, от взаимопонимания. Так Бог распорядился, мне было на роду написано, что я должна пятерых родить».



В 8 часов утра она уже отправила супруга на работу. Теперь собирается в садик отвести младшего Беку. А пока уговаривает его выпить лекарство от кашля.

На улице она берет ребенка на руки, чтоб не запачкался: во дворе грязь. По дороге Мзевико говорит, что ее больше всего раздражает реакция людей, когда они узнают, что она - многодетная мама:

«Неприятно, когда мне говорят: ой, столько детей у вас, как вы все это успеваете? Не люблю, когда так говорят!»

По профессии она - медсестра, муж – врач, но они уже давно сменили профиль. Пока Мзевико воспитывала детей, муж нашел работу в Тбилиси в автосервисе. И только теперь они чуть-чуть вздохнули, вырвавшись из объятий нищеты: три года до этого супруг не мог нигде устроиться:

«У меня были такие моменты: уложу всех спать ночью, сижу и думаю - что завтра им поесть приготовить? Но наступает утро, и откуда что-то появляется. Наверное, с каждым такое бывало, да?» - переходит на грузинский Мзевико. Благодарна сестре, которая всегда помогала материально, родителям, которые ушли из жизни четыре года назад. Младшего она родила сразу же после похорон отца:

«В Рустави я приехала 8 августа, когда уже бомбили Гори, Бека родился 12 августа. Рядом со мной беженки из Гори рожали, пришли чиновники с цветами, поздравляют их, а я рядом лежу, они даже не поинтересовались, откуда я, которого по счету родила…»

К равнодушию властей ей не привыкать. Никак не забудет, как мэрия Рустави пригласила многодетных матерей на праздник Пасхи и торжественно вручила им подарки: по два маленьких кулича и десятку яиц. Мзевико на таких «праздниках» чувствует себя униженной. Если просить помощь, то лучше у Господа, чем у чиновника. Каждый день ходит в церковь, зажигает свечи. Вот и пятого Мзевико родила, чтобы его крестил Патриарх Илия Второй.

Мзевико упрашивает меня вернуться с ней домой, попить кофе. Остальные дети учатся во второй смене, есть время передохнуть, пока соберет их в школу и начнет готовить обед. Пытаюсь выведать у нее секрет воспитания детей - учатся они хорошо, одеты опрятно, ухожены, вежливы и коммуникабельны:

«Я их не наказываю, это не мои методы. Ну, как наказать, сказать, что мороженое не куплю? Когда один-два ребенка в семье, тогда и не знаешь, как распределить время. А когда их много, совсем другое дело. Даже успеваю с подругами посидеть».

У нее сердце сжимается, когда вспоминает, как 18-летний Джарджи попросил не готовить макароны даже по-флотски, потому что это напоминает ему о тех временах, когда отец не работал. В разговор вступает 15-летняя Анна. «Разве по мне не видно, как мама много и вкусно готовит? Поэтому я такая пухленькая», - смеясь, говорит она, и зовет в свою комнату, чтобы показать рисунки:

«Я люблю экспериментировать с цветами, еще люблю цветные мозаики, узоры разные рисовать. Несколько моих рисунков вывешены в школе. А это энерговаучер на 20 лари, я его ради смеха сюда прикрепила. Это ведь и в самом деле была смехотворная акция, а назвали помощью. Я спросила маму - можно я так выражу свой протест? И она разрешила», - говорит Анна.

Они с Нино живут в одной комнате, в другой располагаются мальчики. В зале два письменных столика, средние - Нино и Тато - занимаются и играют здесь. А у мамы с папой спальня в узкой лоджии, ютятся они на раскладном диване. Днем лоджия служит столовой комнатой.

Сейчас, говорит Мзевико, никакой социальной помощи они не получают, хотя раньше на каждого из детей государство выделяло по 20 лари:

«Однажды мне позвонили и сказали, что у меня этой помощи больше не будет. Оказалось, что сотрудники социальной службы узнали об автомобиле, который когда-то был зарегистрирован на имя мужа». Муж отыскал того человека, которому 10 лет назад продал автомобиль, справку представили в агентство по социальной помощи, но безрезультатно.

«Мне говорят - иди, пиши, но я не могу вот так ходить и умолять!» - говорит она и вспоминает, как сотрудники агентства не поверили, что у нее нет стиральной машины. Ту машину, что стоит у них сейчас, семья приобрела благодаря пятому ребенку - после его рождения одна из фармацевтических фирм подарила им 500 лари.

Сейчас вся семья думает о старшем - Джарджи - который с отличием сдал выпускные экзамены. Он будет поступать в институт, хочет стать юристом.

«У Джарджи скоро банкет, нам надо 250 лари дать ему на ужин в ресторане, надо его еще и приодеть. Остальные знают, что из-за этого не смогут поехать на экскурсии, но относятся к этому с пониманием», - говорит Мзевико.

«Мама, а что на банкете делают?», - интересуется 8-летний Тато. «В основном, едят», - коротко поясняет озорная Анна.

Мзевико думает о создании клуба многодетных матерей, который помогал бы нуждающимся семьям, хотя на свой скромный бюджет - чуть больше 500 долларов - им каким-то чудом удается прокормить семью из семи человек.

«Недавно мы с мужем на рынок ходили, и я увидела знакомую, тоже многодетную мать: она из дома вынесла плюшевые игрушки и продавала. Она отвела от меня глаза, и я тоже не стала ее смущать, ведь ей пришлось лишить ребенка любимой игрушки, чтобы купить хлеб. Нужна специальная программа, это ведь не преступление - иметь много детей. Чем тратить средства на какие-то концерты, которые устраивают специально для нас, лучше эти деньги пустить на конкретные цели: на коляски детям-инвалидам, или же на коммунальные платежи!..» - размышляет Мзевико.

Героиней за то, что достойно воспитывает своих детей, она себя не считает:
«Есть у меня знакомые, у них по 7-8 детей. А одна из них вообще в гараже живет, в таких условиях, что словами не передать. Вот она - героиня!»

В этот момент 8-летний Тато ждет маму у подъезда. Он смотрит на нее и улыбается. Еще бы, ведь ее имя – это сокращенное от «Мзевинар», что дословно означает «Кто мое солнце?» Для Тато, его братьев и сестер ответ на этот вопрос предельно ясен - МАМА.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG