Accessibility links

СУХУМИ—С весьма странной инициативой выступил Совет судей Республики Абхазия. Он учредил журналистскую премию в размере 10 тысяч рублей за лучший материал о деятельности судебной системы. Главный вопрос: а что понимать под лучшим материалом в данном случае?

Сегодня в небольшом кругу коллег-журналистов мы заспорили о распространенном на днях республиканским Советом судей положении «О творческом конкурсе для журналистов Республики Абхазия на лучшее освещение деятельности судов и органов судейского сообщества Республики Абхазия (на 2012 год)» – так он официально называется.

Одни участники разговора высказывали убеждение, что надо приветствовать этот шаг Совета судей республики, направленный на укрепление отношений между третьей ветвью власти, каковой официально является судебная, и четвертой, как неофициально именуют СМИ. Кстати, хороший пример в этом плане подала недавно законодательная власть, пригласив журналистов к обстоятельному разговору о взаимодействии в освещении работы парламента и мониторинге того, как выполняются законы о СМИ и доступе к информации. Мотивы Совета судей, решившего провести конкурс, нетрудно понять: действительно в послевоенное время в наших средствах массовой информации почти не встретишь публикаций позитивного характера о представителях судейского сообщества, что не назовешь справедливым. В газетах, скажем, очень редко можно прочесть публикации под рубрикой «Из зала суда», где рассказывалось бы про интересные, поучительные для общества судебные процессы; преобладают критические публикации, основанные на обращениях в редакции лиц, недовольных решениями судов (ведь обращаются-то, как правило, именно недовольные, а не наоборот).



Я в связи с этим вспомнил довольно курьезный случай, когда несколько лет назад подошел к одному молодому судье Сухумского городского суда с просьбой дать мне ознакомиться с текстом приговора, который тот незадолго перед тем вынес. Речь шла о хулиганских действиях некоего папаши, на ровном месте устроившего дебош в детской больнице. Я оказался свидетелем данного случая и решил дождаться приговора суда, чтобы рассказать о нем во всех необходимых деталях. Но судья, наверное, так привык к тому, что в нашей негосударственной прессе служителей Фемиды обычно «полощут», что сразу насторожился, стал подозревать некий подвох, и мне пришлось потратить немало времени и слов, чтобы убедить его: я просто хочу рассказать читателю о том деле и не собираюсь оспаривать его решение, «копать» под него…

Но мнения во время нашего сегодняшнего разговора разошлись относительно того, насколько этично заинтересовывать журналистов в позитивных публикациях денежной премией. Или Совет судей все же не ограничивает содержание материалов, присылаемых на конкурс, позитивом? А хлесткая публикация, критикующая, скажем, работу того или иного районного или городского суда, того или иного судьи, доказывающая неправосудность того или иного вынесенного решения, рассматриваться не будет? Из текста положения уяснить это не получалось. Там говорится, что конкурс проводится по следующим номинациям: лучшая публикация о деятельности судов Республики Абхазия, органов судейского сообщества в печатных СМИ; лучший сюжет (теле- радиопрограмма, интервью, теле- радиопередача) о деятельности судов, органов судейского сообщества; лучший фоторепортаж по судебной тематике. Предлагаемая тематика публикаций и репортажей: о работе судей (например, рубрики «Ваша честь», «Один рабочий день судьи», «О руководителях судов», «Из истории судов»; о деятельности органов судейского сообщества Республики Абхазия (Совет судей, Квалификационная коллегия судей); о рассмотренных делах, решения по которым вступили в законную силу (например, рубрики «Фемида», «Встать, суд идет!», «Громкие дела», «Судебная хроника» и др.). Итоги конкурса подводятся членами организационного комитета 26 декабря 2012 года. При подведении итогов учитываются: достоверность информации, актуальность, значимость содержания, оригинальность подачи материала и общественная значимость темы. Победитель конкурса будет отмечен денежной премией - 10 тыс. руб.

Но как при этом понимать следующую фразу: «Приоритет будет отдан материалам позитивного характера, не содержащим негативные стереотипы по отношению к работникам судебной системы»? Решив уточнить этот момент, мы побеседовали с представителем Верховного суда и поняли, что речь действительно идет о поощрении публикаций именно позитивного характера. Но тогда почему было не сказать об этом прямо и однозначно – что имеется в виду так называемый пиар? (Который, разумеется, тоже имеет право на существование). Витиеватая же фраза о «негативных стереотипах» вызывает только новые вопросы: а если в публикации вовсе не будет никаких «стереотипных представлений» автора, но будет, тем не менее, резкая и доказательная критика? Не получается ли по такой логике, что негатив – это всегда стереотип, а позитив – нет? Что критиковать судей – это «проявлять стереотипное мышление», а хвалить – «проявлять оригинальность»?

То, что судейский корпус решил привлечь внимание СМИ к работе третьей ветви власти, – в принципе, совсем неплохо. Но, мне кажется, было бы вообще здорово, если б денежную премию в итоге получил автор не хвалебной, а критической публикации, поднимающей реальные острые проблемы в работе отдельно взятого судьи или суда. Вот тогда бы уж точно никаких претензий к этому «интересному начинанию» не было.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG