Accessibility links

«Морально, может быть, и готовы»


В Сирии идет война, ситуация с каждым днем ухудшается, а там живут абхазы, черкесы

В Сирии идет война, ситуация с каждым днем ухудшается, а там живут абхазы, черкесы

СУХУМИ---В Сирии идет война, ситуация с каждым днем ухудшается, а там живут абхазы, черкесы. Как вы считаете, готова ли Абхазия принять беженцев – например, десять тысяч человек? Как народ к этому отнесется, как в России к этому отнесутся?

Девушка: Десять тысяч вряд ли сможем принять, так как пока не готовы, наверное.
Анаид Гогорян: В чем конкретно не готовы?
Девушка: Обеспечить жильем, работой.

Анаид Гогорян: А вы как думаете?
Батал, 24 года: Сначала надо создать какие-то условия. Даже абхазы, которые приезжают к нам из Турции, насколько я слышал, до сих пор не имеют жилья, никак не могут обустроиться. Десять тысяч сирийцев вряд ли мы сможет обеспечить и жильем, и работой.

Коренная сухумчанка: Мы сами не обеспечены, мы, пенсионеры 500 рублей пенсии получаем. Повысили плату за коммунальные услуги, за канализацию, из 500 рублей 200 уходят на оплату. Что нам остается? Я понимаю, что людям помочь надо, но нам тоже надо помочь. Я за то, чтобы помочь, но для этого базу надо иметь.



Вахтанг Кварандзия, 60 лет: Морально, может быть, и готовы, но физически - трудновато, я думаю, потом у нас свои проблемы не решены. Наверное, братьям помогать надо, но насколько они тут смогут жить, захотят ли? Ведь двери наши всегда были открыты после войны. Но что-то большого притока не видно было, мало того, часть приехавших обратно уехала. Видимо, неспроста…

Девушка: Мне кажется, сейчас Абхазия, может быть, еще не совсем готова, мне кажется, что в дальнейшем - вполне возможно.

Гудаутские парни: Они приедут, может быть, кто-то больше начнет шевелиться, Абхазия цивилизованнее станет. Мы будем сдавать жилье, но продавать - ни в коем случае, и землю тоже продавать не будем. На этом будем стоять, акцент на том, что дома будем сдавать в аренду, но не продавать. Здесь заработная плата маленькая, примем, но не на постоянное жительство. Хоть душа у нас открытая и чистая, но все равно наш менталитет будет меняться. Абхазы распадутся внутри своей абхазской нации - хоть они и абхазы в душе, но все равно их характер, менталитет другие.

Рита Гергия: Хорошо отнесутся, потому что мы сами в беде были, я думаю, что это воспримут хорошо.

Александр: Земли тут много, место есть, где размещать людей, могли бы и принять, потому что за городом села практически пустые.
Анаид Гогорян: А со стороны России, как вы думаете, будет ли противодействие этому?
Александр: Это внутренне дело Абхазии, разберемся.

Гурам, 62 года: Вообще, Абхазия очень гостеприимное, дружелюбное государство, любит всех, но это уже зависит от правительства, как они будут решать. Очень трудно будет этот вопрос решать, если даже надумают. Если несколько семей приедут, может быть, примут, а если будет массовый заезд... Россияне сами пока не могут заехать, а вы хотите, чтобы оттуда приехало столько народу, сомневаюсь.
Анаид Гогорян: А как думаете, Россия будет как-то противодействовать этому факту?
Гурам, 62 года: Да нет, я не думаю. Россия скажет: сами решайте, принимать или не принимать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG