Accessibility links

Оппозиционеры и «апазиционеры»


Впрочем, само по себе слово «оппозиция» в той общественно-политической коллизии не успело укорениться. В Абхазии, как в одном из осколков советской империи, оно стало популярным лишь в первой половине нулевых годов, причем за несколько лет его восприятие

Впрочем, само по себе слово «оппозиция» в той общественно-политической коллизии не успело укорениться. В Абхазии, как в одном из осколков советской империи, оно стало популярным лишь в первой половине нулевых годов, причем за несколько лет его восприятие

СУХУМИ—В абхазском сегменте интернета неспокойно - с началом работы парламента появилось много тем для острых дискуссий между сторонниками и противниками действующей в республике власти.

На днях я наткнулся на бурную дискуссию на одном из абхазских сайтов. Обсуждалась статья оппозиционного толка под несколько надрывным названием «История Абхазии не должна закончиться на нас», появившаяся накануне в независимой прессе. Не обошлось без длиннющих ответвлений от темы разговора (а всего уже более 550 комментариев набралось), переходов на личность автора статьи и перепалок между форумчанами. В общем, все как водится…

Но более всего в моей памяти зацепился следующий пассаж. «Нам нужна умная, недремлющая апазиция!» – заявил, в частности, один из ярых сторонников автора статьи и оппозиции в целом. «Оппозиция (это так пишется правильно) нам, конечно, нужна, но оппозиция должна быть грамотней и умней власти. Иначе она никогда ее не победит», – с иронией отреагировал завсегдатай форума, который весьма критично отзывался о содержании статьи. И это не могло не бросаться в глаза: те на форуме, кто был в восторге от статьи, в основном, демонстрировали удручающую степень безграмотности: «Оставьте ребят в пакое…»; «Кому атомстили?»; «Не говорите чужь!»; «Ребята охроняли…» и т. д.
Позднее кое-кто из форумчан высказал даже предположение, что это мистификация, что пишущий под разными никами апологет автора статьи специально коверкает правописание, дабы замаскироваться. Не знаю, не знаю… Как бы то ни было, но подобные перлы я давно встречал и на многих других сайтах, не имеющих к этому никакого отношения, и давно уже привык к практически неизбежной взаимосвязи: если у автора поста такие проблемы с орфографией, то примерно такие же они у него и с логическим мышлением, и с общей культурой, да и со всем тем, что можно назвать интеллектом. И очень часто они такие рьяные оппозиционеры!



Если кто-то решил сейчас, что я предлагаю отождествлять оппозиционность как таковую и безграмотность, то он, конечно, глубоко ошибается. И в Абхазии, и в России, и в Грузии, и в любой другой стране как среди сторонников власти, так и среди политической оппозиции достаточно людей и мыслящих, образованных, и недалеких и малограмотных (тем более, что в демократических странах власть и оппозиция время от времени меняются местами). Речь идет о части оппозиции (будем в дальнейшем именовать эту часть «апазицией»), оппозиционность взглядов которой основывается на наивных представлениях о том, что стоит сменить «ненавистную верхущку» – и «богатства польются полным потоком», а также их личной… как бы это помягче сказать… неприкаянности.

Все мы, выросшие в стране Советов, впервые столкнулись с понятием «оппозиция» на закате горбачевской перестройки, когда все и вся пошло вразнос. И вот тогда, наряду с умными, честными, инициативными, разверзли уста и никчемные людишки, которые посчитали про себя, что раньше их тоже «затирали». В тех местах, где они жили, хорошо знали их никчемность и смеялись над ними, но когда они выбирались в крупные центры и, вещая с трибун, срывали там свою порцию аплодисментов, то могли на время оказаться в вождях местного масштаба. При этом, как вы понимаете, чтобы заявить: «Посмотрите, в магазинах нет колбасы» и т. п. – то есть о том, что и так, в общем-то, все знали, но до этого боялись сказать вслух, не требовалось ни ума, ни теперь уже и смелости, но слушатели подобного уровня интеллекта приходили в восторг и шли за этими ораторами, про духовных предков которых давным-давно возникло присловье: «Мели, Емеля, твоя неделя».

Впрочем, само по себе слово «оппозиция» в той общественно-политической коллизии не успело укорениться. В Абхазии, как в одном из осколков советской империи, оно стало популярным лишь в первой половине нулевых годов, причем за несколько лет его восприятие в массах претерпело значительные изменения: от полного отрицания до, в основном, одобрения. Почему в октябре 2004-го примерно две трети избирателей Абхазии проголосовали за выдвиженца тогдашней оппозиции Сергея Багапша и менее трети – за ставленника прежней власти? Причин, как и обычно в таких случаях, был целый комплекс. В том числе и такие объективные, как глубочайшее падение уровня жизни в предыдущий период, и не только в Абхазии, но и вообще на постсоветском пространстве. Но мне в данном случае хотелось бы обратить внимание на следующую причину. При всей неоспоримости выдающейся роли в истории Абхазии ее первого президента Владислава Ардзинба, его личных лидерских качеств и интеллекта, окружение его к моменту решающих схваток оказалось все же достаточно блеклым, объединенная оппозиция же сумела призвать под свои знамена более весомые интеллектуальные силы. Александру Анквабу приписывают такую фразу, произнесенную им тогда на одной из предвыборных встреч и адресованную сторонникам прежней власти: «Мы победим вас, потому что мы вас умнее».

Но в те горячие, наэлектризованные политикой дни осени 2004-го мне часто доводилось общаться с типичным представителем «апазиции», не шибко грамотным парнем, без профессии и постоянной работы. Мы разговаривали как единомышленники, «заединщики», ибо я тоже придерживался мнения, что в сложившейся ситуации, когда в обществе так накопились протестные настроения, смена властной команды нужна в Абхазии как воздух, иначе наше общество будет глючить и глючить. Но в душе не раз удивлялся его наивным представлениям о том, как мы все здорово заживем после прихода к власти «багапшистов». Мои предчувствия сбылись: через полгода-год мой собеседник уже вовсю костерил новую власть, так как, естественно, на него не хлынуло никаких богатств. Правда, лет пять спустя, получив какую-то маленькую должностишку, он все же к новой власти немного подобрел. Так мне кажется…

И вот читая сегодня на интернет-форумах рассуждения некоторых нынешних «апазиционеров», я поражаюсь сходству их убогого склада мышления с мышлением того моего знакомца. Близнецы-братья! Ведь просто сказать «коррупция», «расслоение на богатых и бедных» и т. д. – для этого, как и в прежние времена, много ума не надо. А когда эти рассуждения идут в сопровождении уймы грамматических ошибок, то моментально задумываешься: очень сомнительно, что такие, как вы, смогут эффективнее справиться с проблемами государства, чем те, которых вы так яростно критикуете. Если же в подсознании у них мысль о «дележке пирога», надежды на то, что и им упадут какие-то крошки, то какая, в общем-то, разница для простого, не вовлеченного в эти дележки народа, чья команда в настоящий момент пирог делит…

Безусловно, среди лидеров нынешней оппозиции в Абхазии есть немало толковых, мыслящих людей. Но прав процитированный мной интернет-пользователь: ей суждено прийти к власти только тогда, когда она докажет, что она в целом умней и грамотней нынешней властной команды.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG