Accessibility links

1 июня Зубайр Зубайраев, отсидев свой срок «от звонка до звонка», был освобожден из колонии. После пяти лет пыток и издевательств в российской тюрьме, не будучи в состоянии самостоятельно передвигаться, он был вынесен из колонии заключенными. Подробности в материале Магомеда Ториева.

Зубайр Зубайраев выжил, выдержав длившиеся все пять лет заключения пытки и издевательства. Его история обычна для Чеченской республики. Пережив две войны в Толстой-юрте, Зубайраев, узнав от знакомых, что его имя значится в «черном списке» местных силовиков, в 2004 году эмигрировал с женой и детьми в Австрию, где получил убежище. Болезнь матери, тоска по дому и надежда, что за год силовики забыли о нем, - все вместе стало причиной его возвращения на родину.

Зубайр, как и большинство не принимавших участие в боевых действиях чеченцев, полагал, что ему, как не бравшему в руки оружие, ничего не грозит. В начале так оно и было: он спокойно жил и работал в Чечне в течение трех последующих лет. 23 февраля 2007 года он был похищен неизвестными силовиками, а через три месяца сестры нашли его в грозненском изоляторе. Но было уже поздно, на единственном свидании он сказал им, что не выдержал пыток и оговорил себя. Суд, принявший на веру «железные» доказательства вины Зубайраева, присудил ему пять лет колонии по стандартным для Чечни статьям: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и хранение оружия.



Есть людоедская логика в том, что в Чечне Зубайра пытали, добиваясь от него признательных показаний. Но почему его истязали надзиратели в российских тюрьмах? Последние три года российские правозащитники подробно описывали пытки, которым подвергался Зубайраев, в сеть выкладывались десятки фотографий его незаживающих ран и увечий. Остановило ли это садистов из Федеральной службы исполнения наказаний? Нет.

Если фактически сразу после приговора его мучительный путь по тюрьмам и колониям начался с проткнутых арматурой голеней и избиений пластиковыми бутылками, то завершился он издевательствами уже на проходной. Первого июня двое заключенных волоком подтащили его тело к выходу. Шедшие за ними следом сотрудники тюрьмы сознательно наступали на его волочившиеся по земле ступни. Вот как описал ситуацию адвокат Зубайраева Мусса Хадисов: «Заключенные тянули Зубайраева к выходу, но прижатые сотрудниками тюрьмы к полу пятки Зубайра не давали им возможности вытащить его на улицу, а Зубайр стонал и кричал: «Больно!» Тело Зубайраева располагалось примерно под углом 45 градусов от пола: заключенные тянули его, а работники тюрьмы стояли ногами на его пятках и получалось, что он был растянут под таким углом. Стопы Зубайра располагались так, что тюремщикам было удобно сверху прижимать своим весом его ноги». Только вмешательство матери Зубайра, бросившейся на вертухаев, позволило покончить с этим издевательством.


Для российской пенитенциарной системы случай Зубайраева, скорее правило, чем исключение. По словам руководителя движения «За права человека» Льва Пономарева, в Фонд защиты прав заключенных ежегодно поступают несколько тысяч жалоб от заключенных на издевательства и пытки. Российские тюрьмы давно превратились из мест исправительных в круги ада. Однако попытки заключенных защитить, порой даже не свои права, а свою жизнь приводят лишь к ухудшению условий содержания и мести со стороны сотрудников пенитенциарных учреждений. Гонениям подвергаются и их защитники на свободе - Елена Маглеванная, опубликовавшая статью о ситуации с Зубайраевым, проиграла суд администрации колонии, обязавший ее выплатить садистам из ФСИН 200 тысяч рублей в качестве компенсации за причиненный моральный вред.

Как выживают заключенные в таких условиях, остается загадкой и для самих сотрудников ФСИН. Один из них, приехав в колонию из Красноярска, за день до освобождения Зубайраева в присутствии своих коллег пнул лежащего Зубайра ногой по ребрам и удивленно спросил: «Этот еще живой?»
XS
SM
MD
LG