Accessibility links

Боль чужой войны


В Южной Осетии сотни добровольцев абхазской войны пребывают в забвении

В Южной Осетии сотни добровольцев абхазской войны пребывают в забвении

ЦХИНВАЛИ---В Южной Осетии сотни добровольцев абхазской войны пребывают в забвении. Тогда, в начале 90-х, они бросали учебу, чтобы отправиться на помощь братскому абхазскому народу. Сегодня, покалеченные физически и морально, они отчаялись получить хоть какую-то помощь.

Сослан стоял у здания правительства Южной Осетии и пытался с кем-то по телефону договориться о встрече. Почти двухметрового роста, молодой человек слегка прихрамывал. Только близкие друзья и члены семьи знают о том, что он уже почти двадцать лет ходит на протезе. Ногу Сослан потерял в Абхазии, куда попал с остальными добровольцами в 1993 году. Увидев диктофон, заулыбался, сказал, что впервые общается с журналистами:

«Поехали в 1993 году, летом. Зачем? Молодые были, 17 лет. Собрались помогать братской Абхазии. Ну, нас было человек… соседи вот со двора, еще кто-то присоединился, в общей сложности человек, наверное, 15. Были и ровесники, и постарше. Доехали до Абхазии, разместились в пансионате «Осетия», затем все, кто туда приехал, добровольцы, зарегистрировались в Конфедерации горских народов. Наверное, для отрядов каких-то».



Война для Сослана фактически закончилась, так и не начавшись. Вместе с остальными он пошел искать пропавшего без вести родного брата одного из добровольцев. Возле села Шрома на минном поле они нашли изуродованный труп, а когда возвращались, Сослан сам наступил на мину. Остался без ноги, лечился в Гудауте, потом пролежал больше месяца в Центре протезирования в Москве. «Я долго не мог смириться с тем, что потерял ногу», - говорит он. Для семнадцатилетнего парня это стало настоящим испытанием. Периоды депрессии сменялись желанием забыться и избавиться от дурных мыслей с помощью алкоголя.

Сейчас, по собственному признанию, Сослан вдруг осознал, что жизнь проходит, и в ней не оказалось места для него. Нет специальности, высшего образования, которое он прервал из-за поездки в Абхазию. Нет семьи, стабильного заработка, своего дома. Мальчишеский душевный порыв стоил ему двадцати лет вычеркнутой жизни.

Возле здания правительства Сослан ждал посла Абхазии в Южной Осетии, чтобы задать всего один вопрос: «Почему, таких как он, забыли, и можно ли ждать хоть какой-то поддержки от абхазских братьев, ради которых он в свое время приехал туда воевать?» Советник посла Абхазии в Южной Осетии Екатерина Плиева считает, что помогать, конечно, надо. Как это будет, и в какой форме, она пока не знает, но собирается обратиться в Союз ветеранов Абхазии. Хотя правами своих граждан должны заниматься дипломаты Южной Осетии:

«Первый, кто к нам пока обратился, – это Сослан. Я ему объяснила, что, как гражданин Южной Осетии, он должен обращаться в посольство Южной Осетии в Абхазии. Так как посольство Южной Осетии защищает права граждан республики Южная Осетия в Абхазии. И мы, чем можем, поможем. Мы поставим этот вопрос перед нашим начальством, то есть перед Министерством иностранных дел Республики Абхазия».

Мадина Плиева, которая возглавляет Фонд поддержки защитников, ставших инвалидами в ходе боевых действий, не удивилась истории Сослана. Пережившая сама психологическую травму после боевых ранений, передвигающаяся на двух протезах, Мадина понимает, почему эти люди нередко стесняются обращаться за помощью. Фонд - не правительственная структура, а благотворительная, но с проблемами инвалидов в нем хорошо знакомы. Ведь в организацию входят даже инвалиды войны в Афганистане:

«Про ребят я все знаю. Если есть еще те, кто стесняются, пусть приходят. Их главная проблема сейчас – пенсии. Чтобы сделали им хоть пенсию достойную. Есть много с ампутациями – обе ноги, руки. У половины в черепах титановые пластины. Вопрос с пенсиями мы каждый раз ставили и при президенте Кокойты, и сейчас, чтобы хоть пенсии сделали».

Отчаяние и уже далеко не мальчишеские проблемы заставили Сослана начать активно заниматься своей будущей судьбой. Тогда, в 93-м, ему, как и остальным молодым парням, казалось, что домой они вернутся настоящими героями, «увешанными медалями». Он давно не общался с другими добровольцами, не знает, как идут дела у них. Но Сослан уверен, что та, чужая война оставила шрамы и на их душах.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG