Accessibility links

Бои за недвижимость не утихают


В послевоенной истории Абхазии недвижимость стала для многих главным, а порой и единственным источником доходов, а следовательно, и предметом долгоиграющих конфликтов

В послевоенной истории Абхазии недвижимость стала для многих главным, а порой и единственным источником доходов, а следовательно, и предметом долгоиграющих конфликтов

СУХУМИ—Абхазские профсоюзы вновь вступили в судебную тяжбу за одно из принадлежащих им зданий в центре Сухума. Против профсоюзов выступил один из арендаторов, многие годы снимавший помещение в сухумском Доме учителя. Прокуратура республики уже возбудила уголовное дело.

В послевоенной истории Абхазии недвижимость стала для многих главным, а порой и единственным источником доходов, а следовательно, и предметом долгоиграющих конфликтов. Причем речь идет не только о жилищных тяжбах. Как-то я рассказывал на «Эхо Кавказа» о многолетнем конфликте за здание бывшего Дворца культуры работников торговли и потребкооперации между профсоюзами и Любовью Ашуба, которая создала в нем Дворец культуры «Апсны». Государство решило, в конце концов, создать в этом здании Музей боевой славы, назначило его директором Героя Абхазии Мзию Бейя, но… та уже несколько лет не может приступить к работе в здании. «Орешек» оказался слишком крепким не только для второго, но и для третьего президента Абхазии…



Сейчас же разгорается борьба за помещение в центре столицы Абхазии, на углу проспектов Леона и Мира, которое входит в так называемый Дом учителя. Вот что говорит председатель Федерации независимых профсоюзов республики Абхазия Азарет Айба:

«Госчиновники г. Сухума реши¬ли оторвать у профсоюзов очередной "жирный" кусок недвижимости, по праву принадлежащий более 70 лет отраслевому республиканскому коми¬тету профсоюза образования, науки и учащейся молодежи. Год с лишним длится противостояние между главой и семью руководите¬лями различных подразделений администрации г. Сухума, с одной стороны, и республиканским комитетом профсоюза и всем профсоюзным движением, с другой. …До начала Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 гг. техниче¬ским сотрудником в Доме учителя работал Рштуни С.Р. - Герой Абхазии, воевавший за нашу страну и погибший в конце войны. Именно его быв¬шая супруга Инга Кутарба сегодня оспаривает часть помещения Дома учителя, не имея при этом никакого отношения ни к Дому учителя, ни к профсоюзам. Почему-то слишком многие, считающие себя пострадавшими в Отече¬ственной войне народа Абхазии 1992-93 гг., решили после ее окончания обеспечить себя за счет именно профсоюзной собственности.

Председатель рескома профсоюза Виктор Александров сдал в аренду И. Кутарба помещение, подписав соответствующие документы о за¬ключении договора. И. Кутарба не всегда аккуратно вносила арендную плату, и, по словам В. Александрова, случались конфликты с ней на этой почве; с ее стороны в конфликт включались друзья ее бывшего мужа, Рштуни. Но Виктор Евгеньевич терпеливо, лояльно относился к ней, так как у нее был сын - учащийся, и поэтому терпел до тех пор, пока сын Кутарба не закончил учебу в вузе. Она же все осложняла взаимоотношения с В. Александровым. Данный объект уже от своего имени она сдала в аренду кому-то, получала от аренды крупные суммы, в то время как профсоюзу платила мизер. По истечении договора В. Александров отказался от дальнейшего со¬трудничества с ней, т. е. не продлил договор. И она довела дело до конфликт¬ной ситуации.

При этом она всем заявляла, будто это ее собственность. В. Александров вынужден был созвать профсоюзный актив отрасли. Решение профсоюзного актива было направлено соответствующим органам и осталось без реагирования».

Глава Администрации г. Сухума Алиас Лабахуа говорит, что его распоряжение №860 в настоящее время отменено, так как права собственности государства на спорное помещение, то, где сейчас располагается офис оператора сотовой связи «А-мобайл», не подтверждено имеющимися в наличии правоустанавливающими документами. Но таких документов, по его словам, нет и у ФНП РА.

Меня очень интересовал разговор с Ингой Кутарба. Ведь из слов Азарета Айба следовало, что именно она здесь ключевая фигура. Хотелось выслушать ее аргументы, в частности, считает ли она оправданным то, что немало лет извлекала доход из разницы между суммами, которые платила как арендатор и получала как арендодатель. Инга Иосифовна, прежде всего, заверила меня, что у нее имеются корешки квитанций по всем выплатам рескому профсоюза за аренду помещения, и что делала она эти выплаты исправно. Что касается истории вопроса… Ее муж, погибший 16 сентября 1993 года, в начале решающего наступления абхазской армии на Сухум, перед войной арендовал помещение в Доме учителя под видеосалон. Кстати, когда она стала рассказывать о нем, я вспомнил один сюжет Абхазского телевидения, который видел в Гудауте как раз незадолго до сентябрьского наступления, то есть до его гибели. Это было интервью, которое брал у него тогдашний сотрудник АТ Георгий Гулиа, внук основоположника абхазской литературы, ныне живущий и работающий в Москве. Журналист постарался привнести в разговор толику юмора, и когда собеседник начал рассказывать, что он происходит из древнего армянского княжеского рода, поинтересовался: «А это ничего, что я сижу?» Этот забавный эпизод запомнился многим телезрителям…

В целом же война, как известно, была полна трагизма. Мать Инги Кутарба, рассказывает она, сожгли оккупанты в ее доме на Кипарисовой улице в Сухуме. Отец ее воевал и награжден орденом Леона. Когда после освобождения Сухума Инга пришла в Дом учителя, то там находились какие-то бойцы, решившие «приватизировать» помещение бывшего видеосалона. Возник конфликт, но когда эти ребята узнали, кто она, чья вдова, то без разговоров ушли…

Я могла бы, убежденно говорит Инга Кутарба, поступить так, как поступали в тот период «дележки недвижимости» многие: оформить на себя это помещение как собственность, тем более что некоторые писали «занято» на дверях помещений, к которым до войны вообще не имели никакого отношения. Хорошо известно, какие тяжбы вели профсоюзы, которые претендовали на право собственности на некоторые объекты, бывшие в подчинении советских профсоюзов, но так и не смогли их себе вернуть. «Но я не пошла на это, а решила платить аренду за помещение в одном из зданий Дома учителя, – говорит И. Кутарба. – Мог бы реском профсоюза и сам сдавать его тем, кому сдавала я? Теоретически – да, а практически… Там ведь надо было и в ремонты "вложиться", и побегать в поисках подходящих арендаторов».

Правовую ситуацию изучает прокуратура Сухума, по результатам ее проверки и будет принято решение о принадлежности помещения.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG