Accessibility links

В труде обретешь ты право свое


Но что самое удивительное, металлурги, выступившие против объединенных сил власти и обезумевшего от безнаказанности капитала, в конце концов победили, пусть и дорогой ценой

Но что самое удивительное, металлурги, выступившие против объединенных сил власти и обезумевшего от безнаказанности капитала, в конце концов победили, пусть и дорогой ценой

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ---В недалеком 2006-м, когда розы революции цвели буйным цветом, а гроздья гнева только начинали тяжелеть, правительство Саакашвили изменило трудовое законодательство. Новые нормы, которые сгоряча окрестили «либеральными», были призваны улучшить бизнес-среду. Но, по сути, они вложили в нетвердую руку грузинского работодателя тяжелую плеть античного рабовладельца.

Вскоре трудящиеся почувствовали у себя на горле ежовые рукавицы статьи под недобрым номером 37. Они узнали, что отныне их могут вышвырнуть на улицу без объяснения причин и чайных церемоний, сунув месячный заработок в протянутую ладонь. Стало ясно, что теперь им придется терпеть от Хозяина всякое, чувствуя, как в спину хрипло дышит толпа безработных, которая, кинувшись к освободившемуся месту, сомнет, затопчет и не заметит. 37-я статья нового Трудового кодекса тараном врезалась в карточный домик прав и свобод. Работодатели вошли во вкус вседозволенности, затмевая художества фабрикантов ХIХ века.



Металлурги кутаисского завода «Геркулес» работали от 60 до 94 часов в неделю без отдельной оплаты за сверхурочный труд. Одна неделя - 12-часовая дневная смена без выходных, как у рабов на галерах, другая - 12-часовая ночная смена с выходными. По ночам медпункт был закрыт, так что выживали, как могли. Столовой и раздевалки не было, «повелители металла» бродили по заводскому двору в поисках укромного уголка; да что там столовая, не работали душевая и туалет. Когда они потребовали выплаты задержанной зарплаты, полиция арестовала зачинщиков. Им «впаяли» по двадцать суток за хулиганство, остальные в течение месяца работали под присмотром вооруженных охранников. Когда работники попытались создать профсоюзную ячейку, от них потребовали «покаяться в создании подпольной организации», а особо сознательных выкинули на улицу. Наконец, они забастовали, и счет уволенным пошел на десятки: полицейские задерживали бастующих, требовали от них возвращения на работу, а также расписок на тему «Я больше не буду». Вся эта средневековая безысходная жуть была задокументирована правозащитниками и профсоюзными организациями. Но что самое удивительное, металлурги, выступившие против объединенных сил власти и обезумевшего от безнаказанности капитала, в конце концов победили, пусть и дорогой ценой. Им удалось привлечь внимание общества к проблеме.

Европейские и международные структуры усилили давление на правительство Грузии, с яростью профсоюзных агитаторов требуя соблюдения прав трудящихся. Посол США заявил: «Трудовой кодекс должен быть изменен». Грузинские профсоюзы, подчас молчаливые, как ягнята из одноименного фильма, почувствовав поддержку, бросились на правительство с решимостью матерого волка. И, наконец, раздался печальный звук рожка, трубящего отступление - власти неохотно попятились, сквозь зубы обещая, что кодекс будет подредактирован.

Впрочем, главный принцип - привлечение инвесторов за счет не только дешевой, но и фактически бесправной рабочей силы - пока остается неприкосновенным, как священная корова. 37-я статья все еще в силе, тем более что она делает возможным увольнение работников бюджетных организаций за нелояльность к правящей партии без объяснения причин. В случае ее отмены властям пришлось бы юлить и оправдываться в каждом отдельном эпизоде. Уволенный, безусловно, может до посинения судиться с обидчиками, у которых девять тузов в колоде и Фемида на коротком поводке, но до этого, как правило, не доходит. Большинство увольняемых бюджетников после короткой, но задушевной беседы быстро пишут заявление о желании немедленно покинуть опостылевшую службу, при этом мелко крестятся и радуются, что пронесло.

Но где же инвесторы на своих неброских «Роллс-Ройсах» и пафосных белых слонах? Вот уже четвертый год Грузия не набирает и половины от довоенного объема инвестиций, хотя, казалось бы, вот она - масса обездоленных безработных, готовых грызть гранит и ковать железо голыми руками, а вот - Трудовой кодекс, с помощью которого можно колоть орехи и укреплять рабовладельческий строй на отдельно взятом предприятии. Но в отличие от Юго-Восточной Азии, система не работает: видимо, у нас какие-то неправильные трудящиеся, или правительство какое-то не то.

Кодекс 2006 года не сработал. Он вызвал рост недовольства и вкупе с другими мерами, предпринятыми властями, не способствовал экономическому прорыву. За очень короткий срок он стал восприниматься как анахронизм под стать законам Хаммурапи, но правительство Саакашвили все еще цепляется за него, как младенец за любимую погремушку, несмотря на критику со стороны западных партнеров. Отказ от прежних взглядов потребует от грузинского руководства выработки принципиально новой стратегии, которая не будет основана на ущемлении трудовых прав населения Грузии. Весьма маловероятно, что нынешняя правящая команда сумеет ответить на этот интеллектуальный вызов в обозримом будущем.
XS
SM
MD
LG