Accessibility links

"Скорая" спешит на помощь


Но, помимо низкой зарплаты, очень мешает работать отсутствие нормального автотранспорта

Но, помимо низкой зарплаты, очень мешает работать отсутствие нормального автотранспорта

ЦХИНВАЛИ---В службе «Скорой медицинской помощи» Цхинвала работают главным образом женщины, из мужчин - только главврач и водители. Врач Виолетта Джагаева говорит, что причина этого – крайне низкая зарплата. С такими деньгами мужчина может забыть о том, что он кормилец семьи и опора для близких.

Потому работу я нашла легко, и меня сразу взяли, добавляет она. Виолетта пришла на станцию «Скорой помощи» два года назад. По ходу разговора узнаю, что она не новичок в своей профессии. До 2008 года она 18 лет проработала в «Скорой помощи» в Тбилиси. Летом 2008 во время отпуска решила поработать в водолечебнице в селе Нагутни Знаурского района Южной Осетии. Там и застала ее война, вдали от сыновей и матери. Ей с трудом удалось их найти, а о возвращении в Тбилиси она и думать не желала.

«Естественно, после войны я в сторону Тбилиси и смотреть не хотела, боялась и за детей, и за себя. И начались наши мытарства. Два года провели во Владикавказе, но там тоже, кому ты нужен? А сейчас вот обосновались здесь кое-как, живем в микрорайоне Солнечный».

Мы особенно и не жалуемся, говорит Виолетта. Условия хорошие, медикаменты тоже есть. Но, помимо низкой зарплаты, очень мешает работать отсутствие нормального автотранспорта. Медсестра Валентина Черткоева говорит, что на выездах приходится краснеть перед больными:

«Основная проблема – это машины. Все они давно вышли из строя. Салоны вообще никак не приспособлены. Иногда так неудобно бывает, когда везем больного, нам действительно бывает стыдно».

Несмотря на все трудности и постоянные стрессовые ситуации, коллектив очень сплоченный и дружный. Мои собеседницы объясняют: бессонные ночи и экстремальные происшествия, как ничто другое, сближают людей, помогают узнать друг друга.

Перед диспетчером Венерой Габеевой три телефона - два стационарных и один мобильный. Со связью в республике проблемы, после августовской войны 2008 года стационарные телефонные линии так и не были восстановлены в полном объеме, поэтому «скорую» чаще всего вызывают с мобильного.

Венера Габеева вот уже три года работает диспетчером, а до этого больше 30 лет была медсестрой на вызовах – она, как никто другой, знает эту работу. Может, к примеру, и проконсультировать по телефону. За этим тоже часто обращаются, говорит она, когда положение не критическое, и врача не хотят вызывать, просто звонят посоветоваться. Венера из тех, кто не может жить без своего дела. Это видно по тому, с каким восторгом она рассказывает об обычных рабочих буднях:

«Работа у нас очень интересная. Не такая, как у обычных врачей. Когда пациента привозят в больницу, там есть хирурги, терапевты, кардиологи, и каждый ставит свой диагноз. А врач "скорой" должен на месте сразу же определить, что с больным, и помочь ему. Хотя, конечно, тяжело. Когда срочный вызов, и едешь туда, не зная, что тебя ждет. Это самое тяжелое».

Женщина, как и ее коллеги-врачи, с горечью констатирует: в последнее время большая часть всех вызовов – это больные с гипертоническим кризом. Давление скачет не только у взрослых, самое страшное, что оно нестабильно и у детей. Диспетчер станции «Скорой помощи» Венера Габеева просит, даже, похоже, умоляет горожан – сходите к врачу, как можно скорее, проверьтесь. Проблема с повышенным давлением сравнительно недавняя, взрывной рост числа таких больных приходится на послевоенный период. Люди еще не научились бороться с этой напастью. Даже от войны можно спрятаться, говорит Венера, а болезнь – всегда с тобой.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG