Accessibility links

ПРАГА---Мы возвращаемся к нашей главной теме. Бывший посол Ичкерии в Грузии Хизри Алдамов обвинил грузинские власти в пособничестве чеченским террористам. Он утверждает, что официальный Тбилиси намерен создать на Кавказе «новую Ичкерию». Сейчас у нас на прямой связи главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Дэмис Поландов:
Андрей, вот такая новость: посол Ичкерии говорит о том, что Грузия создает «новую Ичкерию» и ведет соответствующие переговоры. Вы могли бы для начала объяснить, кто есть кто во всей этой конфигурации: кого представлял Алдамов, к кому якобы обращались грузинские власти?



Андрей Бабицкий: Алдамов представлял Дудаева, Яндарбиева, Масхадова – всех ичкерийских президентов. И по мере того, как они сходили со сцены, он «доставался» каждому следующему. Но, знаете, в его заявлениях спутаны времена Шеварднадзе и сегодняшний период. Действительно, во времена Шеварднадзе, когда в Панкиси находилось значительное количество бежавших из Чечни чеченцев, там было и оружие, оттуда уходили вооруженные группы в Чечню для того, чтобы вести боевые действия. Собственно говоря, и сама шеварднадзевская власть была слаба для того, чтобы справиться с этими людьми: она их опасалась, а с другой стороны, она пыталась использовать их в собственных интересах. Так, в частности, все хорошо знают, что в свое время Шеварднадзе попытался использовать Руслана Гелаева и его отряд для того, чтобы, ну, в общем, как-то «впечатлить» Абхазию. На самом деле, во времена Саакашвили эта ситуация очень серьезно изменилась: вооруженные группы были рассеяны, вытеснены, ситуация в Панкиси взята под контроль. Там действительно остался джамаат, там есть радикальные мусульмане, но уже никто из Панкиси фактически не в состоянии перебраться в Россию, потому что границу очень хорошо охраняют и с грузинской, и с российской стороны. Поэтому говорить о том, что Панкиси сегодня остается источником вооруженной борьбы, ну, по меньшей мере, странно.
Что касается второго сюжета – ичкерийского правительства. Да, я думаю, что, скорее всего, действительно такие консультации ведутся, поскольку сегодня грузинское руководство сделало ставку на сепаратистские движения Северного Кавказа, национальные движения, не рискуя связываться с вооруженным исламистским подпольем; и поэтому оно присматривается к разным персонажам. Я думаю, что Ахмед Закаев по причине своей близости к Березовскому, а также к покойному Бадри Патаркацишвили был фактически на ранних этапах отбракован, и поэтому сегодня для грузинского руководства интерес представляет альтернативное правительство, которое представляют Алла Дудаева и Ахъяд Идигов. Мне кажется, это вполне вписывается в концепцию сегодняшней северокавказской политики Грузии, кода делается расчет на то, что национальные движения смогут ослабить мощь России на этом направлении и, соответственно, создать некую «подушку» перед Грузией.

Дэмис Поландов: Андрей, а какого рода может быть это взаимодействие между грузинскими властями и этим «новым» правительством Ичкерии? Речь же не идет о каком-то политическом признании правительства в изгнании?

Андрей Бабицкий: Нет, я не думаю, что речь идет о каком-то политическом признании правительства в изгнании, по крайней мере, таком, достаточно громком, поскольку на самом деле это лишь одна и довольно слабая группа, возглавляемая Аллой Дудаевой и Ахъядом Идиговым. И, в общем, если легитимировать ее посредством признания в Тбилиси, то это значит настроить против себя какие-то другие чеченские группы, диаспоры за рубежом. Я полагаю, что просто на самом деле речь идет о достаточно мягкой, но очевидной информационной поддержке, которая, собственно, уже сейчас в разработке и находится: мы видим телеканал «ПИК», который охотно освещает подобного рода темы; мы видим, как в Тбилиси постоянно съезжаются представители различных общественных национальных организаций Северного Кавказа и там получают разного рода поддержку. Мне кажется, что все-таки, скорее, речь идет о такой общей, чем конкретной, точечной, жесткой поддержке, когда легитимируется некая группа, и она должна представлять то или иное национальное движение.

Дэмис Поландов: Вы могли бы предположить, какой будет реакция России - собственно, она и продюсировала выступление Алдамова - что она хотела этим сказать?

Андрей Бабицкий: Я не уверен, что это продюсинг именно заказанный Москвой, потому что все-таки то, что говорит Алдамов, по большей части чушь собачья. Я так представляю, что это, скорее, такой сугубо чеченский сценарий: в нем очень много абсолютно абсурдных утверждений и деталей. Поэтому мне кажется, что реакции жесткой не будет. Да, если бы все-таки выступил человек более серьезный, то, наверное, Москва отреагировала бы, но а так – это просто пройдет фоном.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG