Accessibility links

Беспомощные и бездомные


По данным общественной организации «Вынужденный переселенец», всего в республике находится 3950 семей беженцев, при этом сертификаты на приобретение жилья получили только 43 семьи

По данным общественной организации «Вынужденный переселенец», всего в республике находится 3950 семей беженцев, при этом сертификаты на приобретение жилья получили только 43 семьи

ВЛАДИКАВКАЗ---В Северной Осетии по-прежнему остается тяжелым положение беженцев из внутренних районов Грузии, подавляющее большинство из которых проживает здесь более 20 лет. По данным общественной организации «Вынужденный переселенец», всего в республике находится 3950 семей беженцев, при этом сертификаты на приобретение жилья получили только 43 семьи. Остальные фактически являются бездомными, они вынуждены решать свои проблемы сами, не рассчитывая на помощь.

Как считает председатель общественной организации «Вынужденный переселенец» Аза Кобесова, информация, которую собрали ее активисты о ситуации с беженцами, кардинально расходится с данными миграционной службы, администраций местных самоуправлений, Министерства архитектуры и строительства республики.

Чиновники утверждают, что ныне без жилья в Северной Осетии остаются только 2060 семей беженцев из Грузии. Общественные деятели расхождение в цифрах объясняют простым обстоятельством – многие необустроенные люди, прибывшие из Грузии, вообще не имеют официального статуса беженца.



Ляна Гагиева покидала дом в Тбилиси в спешке в ноябре 1991 года. Тогда она думала лишь о том, как спасти двух малолетних детей. Из дома успела забрать только верхнюю одежду.

В Северной Осетии ее с детьми поселили в центре Владикавказа, в так называемом месте компактного поселения беженцев. Тогда в североосетинской столице их было много. С годами МКП стали закрывать, передавая строения прежним владельцам - общежития возвращали вузам и предприятиям, гостиницы – муниципальным властям. Потерявшие жилье люди искали новое пристанище в других, еще действующих МКП. Таким образом, семья Гагиевых скитается и по сей день. За это время Ляна успела стать бабушкой. В 1996 году у нее прямо на улице случился инсульт. Женщину отвезли в больницу, но сумка с документами пропала.

Оказавшись без паспорта, будучи парализована, Ляна не смогла пройти очередную регистрацию в миграционной службе, лишилась статуса беженца. Естественно, что ни о каком жилищном сертификате в такой ситуации и речи идти не могло. Через шесть лет после инсульта к Ляне частично вернулась работоспособность. Она стала ходить. Но документов по-прежнему нет. Для их получения необходимо свидетельство о рождении, которое, в свою очередь, ей могут выдать только в Грузии. Попасть она туда не может, следовательно, ей необходимо оформить доверенность на человека, который занялся бы ее проблемой в Тбилиси. Но доверенность она оформить не может, так как у нее нет документа, удостоверяющего личность.

«Мне нужно получить из Тбилиси справку, что я не являюсь гражданкой Грузии, чтобы получить здесь документы», - объясняет Ляна Гагиева.

Лидер общественников Аза Кобесова считает, что проблема Ляны Гагиевой решаема: «Необходимо с двумя свидетелями прийти в Миграционную службу, заполнить соответствующие документы. После чего начнется процедура оформления временного убежища, а затем Гагиевой должны предоставить вид на жительство, и через 6 месяцев она получит российское гражданство».

Аза Кобесова считает, что чиновники ищут любую возможность, чтобы уйти от проблем вынужденных переселенцев. Ляне Гагиевой даже не объяснили, как она может решить свои проблемы. Люди, получившие от государства незначительные ссуды, лишились статуса вынужденных переселенцев. Многие семьи получили в начале 2000-х по 15 000 рублей. На эти деньги нельзя было купить даже одну комнату в селе, не говоря о североосетинских городах. Цены на жилье тогда достигали 8 000 рублей за квадратный метр. Беженцы считают, что власть обманула их.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG