Accessibility links

ПРАГА---Мы продолжаем обсуждать в прямом эфире тему выдвижения Вано Мерабишвили на должность премьер-министра Грузии. В студии главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Олег Кусов:
Интересно ваше представление: каким силовиком был Мерабишвили? В Грузии политики дают очень высокую оценку реформе правоохранительной системы, авторство которой приписывают Мерабишвили.

Андрей Бабицкий: Ну, давайте скажем о том, что, во-первых, все-таки о реформе всей правоохранительной системы говорить довольно сложно, потому что совершенно определенным образом была реформирована патрульная полиция. То есть были уволены четырнадцать тысяч человек и набраны абсолютно новые сотрудники, и сделал это не Мерабишвили, а сделал это Ираклий Окруашвили, нынешний оппонент Михаила Саакашвили, который вынужден жить во Франции. Собственно говоря, к самому Мерабишвили ведомство перешло в декабре 2004 года, когда уже основные решения по его реформированию были приняты. Но что происходит при Мерабишвили?



При Мерабишвили, по сути дела, ведомство становится монстром, оно включает в себя фактически все силовые структуры Грузии, даже Пограничную службу. Никакого внутреннего контроля в таком супергигантском монстре быть не может. Поэтому у меня есть ощущение, что все-таки, когда мы говорим о реформе полиции, надо иметь в виду, что не все здесь так однозначно. Кроме того, знаете, я все-таки думаю, что Мерабишвили – это гений политического сыска и провокаций, это человек, который, в общем, сумел распространить страх по всей Грузии. Я вам расскажу одну историю, в которой я принимал участие как журналист. В декабре 2007 года мне позвонил Олег Гольдфарб, душеприказчик покойного Бадри Патаркацишвили и Бориса Березовского, и попросил, чтобы я вылетел в Стамбул, где со мной хотел встретиться Увайс Ахмадов. Увайс Ахмадов – один из девяти братьев Ахмадовых. Это одна из самых страшных банд, которая во время войны в Чечне, вернее, перед второй войной в Чечне похищала людей, убивала их, пытала, занималась торговлей живым товаром. Я вылетел. Увайс Ахмадов дал мне прослушать запись, которую он сделал на переговорах с одним из очень близких к Мерабишвили людей – Гией Дгебуадзе по кличке «Мастер». Это такой скандально известный сотрудник МВД, который прославился, когда были опубликованы видеозаписи из тюрьмы, где он «прессовал» одного из воров в законе. Гия Дгебуадзе просит Увайса Ахмадова, чтобы тот организовал убийство Бадри Патаркацишвили. Запись длится примерно сорок минут. У меня нет сомнений, и не было тогда, в ее аутентичности – так разговор имитировать невозможно. И Дгебуадзе говорит о том, что это покушение должно быть организовано так, чтобы подозрение не пало на грузинские власти. Кроме того, он говорит, что через некоторое время, по-моему, через месяц, должен приехать Вано Мерабишвили, и он даст уже личные гарантии и сам объяснит детали. Ну вот, собственно говоря, после этой истории для меня облик Вано Мерабишвили стал очевиден. И я должен сказать, что, в общем, мне кажется, что именно в этом направлении очень многое в его деятельности и развивалось. Этот разговор происходил где-то в 2006 году. И вот сегодня, в 2012 году, я думаю, что определение «полицейское государство» по отношению к Грузии, где Вано Мерабишвили действительно держит все под контролем, в достаточной степени тождественно реальному положению дел.

Олег Кусов: Учитывая все это, как вы считаете, что можно ожидать от Мерабишвили на новой должности?

Андрей Бабицкий: Мне кажется, премьер-министр, который начинает свою деятельность с обещания выдать каждой грузинской семье тысячу лари, ну, говорить о серьезном экономическом, хозяйственном подходе в данном случае очень тяжело. Да, это сугубо предвыборная акция, и мы можем говорить, что здесь легко усмотреть признаки попытки подкупа избирателей, то, в чем обвиняют сегодня главного оппонента Михаила Саакашвили Бидзину Иванишвили. Ну и это такой колоссальный удар по бюджету Грузии, который и так трещит по швам. В общем, мне кажется, если таким образом Мерабишвили будет строить работу правительства, то… То есть я хочу сказать, что это, конечно, политический премьер, это предвыборный премьер, который должен обеспечить победу «Национальному движению» на выборах. Мне сложно сказать, будет ли он, собственно говоря, хорошим руководителем, потому что я оцениваю его деятельность на посту министра внутренних дел как деятельность человека, который, в общем, загнал страну в мрак авторитаризма.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG