Accessibility links

Будущая легенда российской бюрократии


Деньги освоили в рекордные сроки: они растворились в пространстве за февраль и март, не оставив сколько-нибудь заметного следа в Южной Осетии, а это, ни много ни мало, стоимость строительства 640 домов даже по завышенным российским расценкам

Деньги освоили в рекордные сроки: они растворились в пространстве за февраль и март, не оставив сколько-нибудь заметного следа в Южной Осетии, а это, ни много ни мало, стоимость строительства 640 домов даже по завышенным российским расценкам

ЧЕРКЕССК--- Предыдущее правительство Южной Осетии под руководством прикомандированного из России Вадима Бровцева оставило республике долги в размере ее двухлетнего бюджета. Пока Генеральная прокуратура ищет концы исчезнувших денег, в правительстве ломают голову, чем покрыть эти долги.

Министр финансов Аза Хабалова посчитала долги, оставленные в наследство премьером Бровцевым: бюджет на этот год был принят с дефицитом в пятьсот тридцать девять миллионов рублей, а уже после этого силовикам подняли зарплату еще на триста тридцать рублей и пенсии на сорок. Итого дефицит бюджета - восемьсот семьдесят девять миллионов рублей, это приблизительно доходы бюджета республики за два года.

Министр разводит руками: как мог парламент принять бюджет с таким дефицитом? На что депутат Вадим Цховребов отвечает, что деньги российские, правительство – тоже российское, уполномоченное старшим братом восстановить республику, и вело себя оно соответственно: иногда обманывало, иногда шантажировало, но в основном презирало:

«Экстренное принятие бюджета правительство мотивировало едва ли не единственной возможностью пробить пятидесятипроцентное повышение зарплаты работникам бюджетной сферы, чего впоследствии не произошло. Согласованный с парламентом график восстановительных работ правительство не выполняло, оно всегда все делало на свое усмотрение. За 2011 год так и не отчитались, а там было внесено более двух тысяч изменений в бюджет. И то «опосля»: нас ставили в известность уже после того, как были внесены изменения и перераспределены средства, а не перед тем, как это делать».



Правда, сговорчивость многих депутатов объяснялась еще и доступом к специальным кредитным ресурсам. В республике, кроме депутатов, мало кто может похвастаться беспроцентными ссудами в десятки миллионов рублей сроком на 90 лет.

Бюджет был принят в рекордные сроки - 28 декабря. Для сравнения: бюджет за 2011 год был утвержден парламентом в мае того же года, уже во втором квартале. Поспешность, с которой был принят основной финансовый документ, объясняется цейтнотом, в котором находилось переходное правительство и исполняющий обязанности президента Вадим Бровцев - до следующих выборов президента, т.е. до прихода следующего руководителя республики, оставалось три-четыре месяца, а до того времени он оставался полновластным хозяином Южной Осетии.

К тому же в конце декабря пришел российский транш в размере одного миллиарда шестисот миллионов рублей. Тогда предполагалось, что на этом заканчивается финансирование процесса восстановления республики, а дальше российская помощь будет идти по старой, довоенной схеме в виде незначительных по объемам сумм, что называется, на жизнь, через правительство Северной Осетии.

Деньги освоили в рекордные сроки: они растворились в пространстве за февраль и март, не оставив сколько-нибудь заметного следа в Южной Осетии, а это, ни много ни мало, стоимость строительства 640 домов даже по завышенным российским расценкам.

Правительство умудрилось не только запустить деньги в космос, но при этом не рассчитаться с теми немногими подрядчиками, кто занимался реальным делом, и теперь, по словам Азы Хабаловой, они через суд выбивают свои деньги из правительства.

«Пока сумма исков составляет около 20 миллионов рублей, но это еще далеко не конец», – заявила на заседании правительства министр финансов.

Генпрокуратура ищет деньги и надеется вернуть хоть что-нибудь из украденного, или хотя бы добиться возмездия. Но и здесь проблемы: все специалисты по распилу уехали домой в Россию, достать их нелегко, приходится уповать на сотрудничество с российской прокуратурой.

«По Конституции Россия не может выдавать своих граждан иностранным государствам, - говорит Генеральный прокурор Южной Осетии Мераб Чигоев. - Поэтому мы постараемся собрать внутри нашей республики достаточно материалов, чтобы эти люди были привлечены к уголовной ответственности на территории Российской Федерации на основании наших соглашений с российской прокуратурой о правовом взаимодействии».

Этот последний, как предполагалось, транш правительство Бровцева ждало с октября прошлого года и строило на него планы. Поэтому до его распила ни о каких выборах нового президента и смены власти в республике не могло быть и речи, считает югоосетинский эксперт Мадина Шавлохова:

«Сегодня я с уверенностью могу сказать, что прошедшие в прошлом году выборы президента стоили народу Южной Осетии один миллиард шестьсот миллионов рублей. Выборы были отменены не потому, что кандидаты в президенты Джиоева или Бибилов были плохими, а потому что их сделали плохими те, кому нужно было списать эти деньги. Естественно, этими силами искусственно подогревалась ситуация в Южной Осетии».

Судьба избирательной кампании была предрешена, а свободный выбор южных осетин в глазах российских кураторов ничто, когда на кону стоит 60 миллионов долларов.

Но это не просто украденные деньги, а добытые с боем, ценой политического кризиса в республике, разразившегося из-за отмены выборов, ценой невероятных усилий, обмана и вероломства. Возможно, эта история станет легендой российской бюрократии среднего звена, подобно тому, как невероятные преступления становятся преданиями уголовного мира. И кто знает, может быть, когда-нибудь, на каком-то банкете после очередного съезда партии власти чиновники с горящими от восторга глазами обступят захмелевшего Бровцева и станут умолять: «Вадик, ну не скромничай! Расскажи, как было дело в Осетии».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG