Accessibility links

Возвращение Кочиева


Свое рабочее место Кочиев должен был занять еще в прошлую пятницу, сразу после решения Верховного суда

Свое рабочее место Кочиев должен был занять еще в прошлую пятницу, сразу после решения Верховного суда

ЦХИНВАЛИ---Лидеру югоосетинских коммунистов Станиславу Кочиеву все же удалось попасть в свой рабочий кабинет в парламенте. На прошлой неделе цхинвальский суд признал его прошлогоднюю отставку с поста спикера парламента незаконной.

Еще недавно все встречи с журналистами у Станислава Кочиева проходили в офисе его предвыборного штаба. Теперь он принимает собеседников в просторном отремонтированном кабинете - в нем есть все необходимое для многочасовой работы и проведения совещаний. Свое рабочее место Кочиев должен был занять еще в прошлую пятницу, сразу после решения Верховного суда. Однако, по некоторым данным, исполняющий обязанности спикера Зураб Кокоев не захотел передавать ему ключи. Очевидцы рассказывают, что Кочиев пришел в здание парламента в минувший понедельник в сопровождении двух российских депутатов. Визит оказался для Зураба Кокоева неожиданным. Сам Кочиев рассказывает эту историю без эмоций, со свойственной ему дипломатичностью:

«Президент переговорил с и.о. спикера, потом перезвонил мне и сказал, что сюда прибыли депутаты Госдумы по этому поводу и для проработки вопроса по интеграции парламентов России и Южной Осетии. Это депутаты от компартии - Тайсаев и Кочиев. Мы пришли сюда вместе, я зашел в кабинет, переговорил с и.о. спикера. Вот так я и попал в свой кабинет. Особого сопротивления не было».



На мой вопрос о том, как встретил его депутатский корпус, Кочиев ответил, что пока общая сессия парламента, где бы он увидел всех, не прошла. Зато по одному парламентарии заходят и поздравляют его с возвращением. Поздравляют, естественно, не все. Часть депутатского корпуса считает его возвращение нелегитимным, о чем они успели мне сказать в коридоре. «Выходит, что у нас ничего легитимного нет, - сетовал один из них. - Если бы все было по закону, то и президент у нас нелегитимный, и спикер. Соответственно, все решения, которые принимались парламентом за это время, тоже недействительны. Если и Народную партию признают вне закона, то уж совсем все будет непонятно».

Станислав Кочиев в курсе этих настроений, но ответ у него уже готов:
«В свое время решение, которое было принято по Алле Алексеевне, почему-то они подхватили сразу, на второй день провели сессию и решили судьбу нашей республики, проигнорировав мнение тысяч и тысяч избирателей. Уже точку поставил суд (дело о восстановлении в должности Кочиева). Удивляет, я бы не сказал, что незнание, а вольная трактовка этих законов и фактов. Меня удивила реакция депутата, когда он сказал, что решение суда для них незаконно».

К высказываниям некоторых депутатов о повторном выражении вотума недоверия Кочиев относится спокойно. По его мнению, для этого нет никаких оснований:
«Попытка может иметь место, но она не имеет основания. А за то время, когда я девять месяцев не работал, как мне можно выносить вотум недоверия, по вопросам, за которые я не отвечал? И потом стоит подумать о вотуме недоверия по другим вопросам - за нецелевое использование денежных средств и т.д. У нас тоже есть материалы, мы тоже готовы к любому развитию событий».

Вместо того, говорит спикер, чтобы «тягаться с ним в законности или незаконности», депутаты должны вплотную приступить к рабочим вопросам. Ведь в плане на нынешнее первое полугодие их было 53. Пока депутаты с января успели рассмотреть всего четыре:

«Предвыборная, послевыборная, а потом и судебная риторика должны быть закончены, и парламенту нужно, наконец, приступить к исполнению своих обязанностей».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG