Accessibility links

Право быть "другим"


В Грузии такая операция стоит около 15 тысяч лари, да еще и без особых гарантий на успех

В Грузии такая операция стоит около 15 тысяч лари, да еще и без особых гарантий на успех

ТБИЛИСИ---Драки в школе, разборки в институте, четыре года службы по контракту в армии, безработица – казалось бы, тривиальная судьба обычного грузинского парня. Но он далеко не обычный парень. Историю тбилисского транссексуала в нашей рубрике «Городской репортаж» повествует Темур Кигурадзе.

Крепкая фигура, короткая стрижка, походка чуть вразвалочку. Алекс пожимает мне руку – рукопожатие неожиданно крепкое. Он чувствует себя довольно уверенно. Оно и понятно: интервью для «Эхо Кавказа» далеко не самое сложное испытание, которое довелось пережить этому 24-летнему тбилисцу, волею природы родившемуся девочкой, но всю сознательную жизнь ощущавшего себя мужчиной.

Уже в школе Алекс вел себя как мальчик: дрался с ребятами, влюблялся в девочек, получил даже прозвище – «Никита». Говорит, что с одноклассниками было гораздо легче, чем с семьей:

«В 16 лет я ушел из дома. Восемь лет меня уже не было дома. Мать сказала, что не хочет такого ребенка. Бабушка меня не приняла. Полицию мать вызвала – она до сих пор готова меня засадить в тюрьму. Я не могу понять, что, по ее мнению, в тюрьме должны со мной сделать? Поиздеваться? Этой издевки мне и так хватает».



Издевок Алексу действительно хватает – не раз ему приходилось осаживать особо настырных. Как говорит он сам, у него это получается совсем неплохо – он с детства занимается восточными единоборствами. Применять все свои навыки он не считает нужным – говорит, что не хочет никого убить, но вот в институте ему не раз приходилось отстаивать свое право быть «другим»:

«В колледже мне уже приходилось много чего доказывать. Доказывать однокурсникам, учителям, ректору. Без боя и драки не обходилось, даже приходилось лекторам выламывать руки. Говорили: кто ты, на кого похож, что делаешь, это же противоречит традициям, религии...»

После колледжа, где он изучал индустрию туризма, работу по профессии Алекс так и не нашел. Долго ждать не стал, выбрал то, что подходит ему по характеру – поступил на контрактную службу в грузинскую армию. Он говорит, что сослуживцы какое-то время не понимали, что к чему, а когда поняли – все оказалось намного легче, чем ожидалось:

«Ты служишь 24 часа вместе с ними. Там ты доказываешь, что ты либо гнида, которая копает другому яму, либо хороший человек, который помогает другу. И если ты друг, то не имеет значения, кто ты – ты просто сослуживец в форме».

Время для службы Алекс выбрал далеко не самое простое: ему довелось побывать и на российско-грузинской войне - в Цхинвали и в Гори. Он уверяет: война уничтожила все оставшиеся сомнения. Именно в 2008 году, когда все утихло, он сделал первую операцию – удалил грудь. Операцию пришлось делать незаконно: врач согласился подделать диагноз о мастопатии, поэтому она обошлась совсем недешево. Даже после этого он продолжал служить, пока не закончился четырехлетний контракт.

После армии дела пошли хуже – он так и не смог найти постоянную работу. Соответственно, не заладилось и с жильем - в доме матери его никто не ждал. Но хуже всего были неудачи в личной жизни. Месяц назад ему пришлось расстаться с девушкой, разрушить, казалось бы, уже сложившуюся семью. Алекс уверен: это произошло из-за давления извне:

«Моя мать, ее родственники… На улице кто-то что-то услышал, и пошло: как это, нормальная, обыкновенная женщина связалась Бог знает с кем? Соседи начали бунтовать, мол, мы вас выгоним отсюда, не дадим вам жить. А у нее есть ребенок. Реально они не смогли бы ничего сделать, но они настолько унижали ее словами, что бедная девочка не выдержала».

Что будет дальше, Алекс не знает. Сейчас его цель - довести операцию по смене пола до логического конца, но на это просто не хватает денег. В Грузии такая операция стоит около 15 тысяч лари, да еще и без особых гарантий на успех. Он знаком со всеми, кто отважился ее сделать. Их всего пятеро в Грузии, и никто из них в стране жить не остался, просто не выдержали насмешек и уехали за рубеж – туда, где никто не лезет в личную жизнь человека. Оставаться в Грузии не хочет и он. Европа, США, Россия – там он чувствовал бы себя намного свободней, и мог бы, наконец, стать тем, кем себя чувствует. А в Грузии его уже ничего не держит.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG