Accessibility links

Оружие для спокойствия


В Южной Осетии по-прежнему действует Закон «Об оружии», принятый в начале 90-х годов прошлого века, согласно которому жители республики имеют право на хранение зарегистрированного оружия

В Южной Осетии по-прежнему действует Закон «Об оружии», принятый в начале 90-х годов прошлого века, согласно которому жители республики имеют право на хранение зарегистрированного оружия

ВЛАДИКАВКАЗ---Жители Южной Осетии выражают обеспокоенность складывающейся в республике ситуацией. Учитывая, что на руках у населения остается много неучтенного огнестрельного оружия, последние события могут спровоцировать вооруженные столкновения. В то же время власти не предпринимают никаких мер для пресечения незаконного оборота огнестрельного оружия и боеприпасов.

В Южной Осетии по-прежнему действует Закон «Об оружии», принятый в начале 90-х годов прошлого века, согласно которому жители республики имеют право на хранение зарегистрированного оружия. Депутат Вадим Цховребов говорит, что за время двух его сроков работы в парламенте в этот закон изменений не вносили. Он напоминает, что власти уже пытались бороться с незаконным оборотом оружия, выкупая его у населения:

«После войны 2008 года такие указания были даны. Первое время оружие у населения принимали на возмездной основе. Угрозы для общественного порядка нет. Как бы парадоксально это ни звучало, но наш народ привык к оружию. У нас сегодня уже не случается такой пальбы на свадьбах, праздниках, как было в 90-е - начале 2000-х. На Новый год еще случается стрельба, но это больше дань традиции, не более».



Оппозиционный деятель Фатима Маргиева, осужденная в бытность президента Кокойты за незаконное хранение оружия, считает, что люди не торопятся его сдавать, поскольку не чувствуют себя в безопасности. Но власть иногда пользуется законом, чтобы наказать оппонентов. Например, Маргиевой, когда она вошла в открытый конфликт с Кокойты, инкриминировали хранение боеприпасов, которые находились у нее в доме около 20 лет.

«Люди нам доверяли, и мы хранили оружие для защиты родины», - говорит Фатима Маргиева.

Заявления Кокойты о необходимости изъять оружия у населения, которое он сделал в 2009 году, многие объясняют его попыткой укрепления позиции Госохраны.
Говорит Фатима Маргиева:

«Как мы убедились во время президентских избирательных кампаний, опаснее всего те люди, у которых оружие находится на законном основании. Это сотрудники государственных силовых структур, которые прежняя власть создавала».

По мнению моих собеседников в Цхинвале, многие приобрели огнестрельное оружие для самообороны, и расставаться с ним добровольно не захотят. Местные жители рассуждают так:

«После того как мы остались абсолютно беззащитными во время августовской войны, на власть из нас никто не надеется. Мирный договор с Грузией не подписан. Никто не застрахован от возобновления боевых действий. Поэтому лучше крепко держать АКМ в руках, нежели ждать помощи от главнокомандующего».

Бывший участник обороны Цхинвала в 2008 году рассказал мне, что мужчины в республике считают в порядке вещей иметь в собственности стрелковое оружие. Мой собеседник считает, что необходимо провести его перерегистрацию в МВД и оставить населению. По его мнению, многие согласятся без серьезных возражений сдать оружие за деньги, если цена будет соответствовать его реальной стоимости.

Мой собеседник считает маловероятным, что громкое убийство сотрудника Генпрокуратуры может послужить поводом для выяснения отношений в вооруженных стычках. Скорее, наличие оружия может стать серьезным сдерживающим фактором.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG