Accessibility links

Курорт около военной базы


Строительный бум в этих местах начался после августовской войны 2008 года

Строительный бум в этих местах начался после августовской войны 2008 года

АНАКЛИЯ---Михаил Саакашвили частый гость в Анаклии. Туристам не раз доводилось видеть, как он завтракает на верхней террасе самой высокой местной гостиницы. Место для чаепития выбрано не случайно – оттуда открывается любопытный вид на самую крупную российскую военную базу в Абхазии.

До той стороны рукой подать - новый туристический городок буквально упирается в абхазскую административную границу. В конце нового бульвара возвышается насыпной холм в человеческий рост.

«Дальше нельзя!» - предупреждает представитель местных властей.

«А если подняться, что будет?» - спросила журналистка.

«Ничего, просто пристрелят», - не задумываясь, ответил чиновник.

По ту сторону холма – посты грузинского спецназа. От российской базы их отделяет 500 метров дикого поля. Если напрячься, можно разглядеть, как с той стороны из-под темно-зеленого навеса выглядывают дула тяжелой техники.

Строительный бум в этих местах начался после августовской войны 2008 года. С тех пор грузинские власти потратили больше 25 миллионов лари (16 миллионов долларов), примерно столько же вложили частные инвесторы.



За три года на болотах выросли три пятизвездочные гостиницы. По проекту современного испанского архитектора протянули семикилометровый бульвар. Пальмы привезли из Турции.

Перечисляя прелести Анаклии, глава сакребуло Зугдидского района Леван Конджария не без гордости подчеркивает, что таких гостиниц, спортивных площадок, аквапарков и мостов нет во всем мире.

Для него строительство Анаклии – больше чем работа. Все детство Леван провел в Сухуми. Там до войны жили его родные.

«20 лет прошло, а "черный" Совмин как стоял, так и стоит. Там внутри уже деревья проросли выше крыши. А мы новые города строим».

Почти час Леван убеждал меня, что с сухумской набережной можно увидеть все прелести Анаклии:

«Мы им тем самым говорим: "Вот, оккупанты сделали так, что в Сухуми ничего не изменилось". А мы предлагаем им новую стройку, новый город, новую жизнь».

Это не первая попытка грузинских властей заставить «сепаратистов» почувствовать разницу. До войны схожие постройки были в селе Тамарашени почти у самого Цхинвали и в Кодори, в нескольких километрах от Сухуми. Эти постройки снесли одними из первых во время боевых действий в 2008 году.

Тогда там, где сейчас рождается Анаклия, также не обошлось без разрушений. За два года до войны там построили молодежный лагерь патриотов. Это была единственная постройка, которую сожгли абхазские военные, пришедшие сюда в сопровождении российских солдат.

Сейчас на месте лагеря строят новую пятизвездочную гостиницу. Ей уготовано стать точным аналогом легендарной гостиницы «Абхазия», которая сгорела в Сухуми во время войны, и обугленные стены которой до сих пор стоят нетронутыми в центре набережной.

Такая близость последствий войны нисколько не смущает петербуржца Владимира Шулякова. Он раскинул свой шезлонг почти у самого холма на краю Анаклии, где расположился полицейский пост. Рядом с ним шестилетний сын Богдан.

«Вам не страшно за него? Все-таки там, в нескольких сотнях метров, военная база», - спрашиваю я.

«Слушайте, у военных тоже голова на плечах. Вы что думаете, у военных в голове только стрельба?! Не хотелось бы, чтобы здесь были базы - ни те, ни другие. Но на данный момент так сложились обстоятельства», - пожимает плечами Владимир.

Он оказался на редкость непритязательным отдыхающим. Владимира не смущает строительная пыль и круглосуточный шум отбойных молотков. Учитывая, что курорт еще не достроен, 150 долларов за ночь – цена довольно высокая, считает он. Зато рад тому, что еда дешевая:

«Москва, говорят, не сразу строилась. Нужно время. Что ж вы хотите...»

Богдану наша беседа явно не интересна:

«Пап, а пап, а когда мы пойдем в аквапарк? Я хочу в "петлю"», - умоляющим голосом спрашивает загорелый мальчик.

«Аквапарк будет готов в конце августа. В сентябре пойдем, хорошо?»
Богдану ничего не остается кроме как согласиться.

Море в Анаклии сейчас главное развлечение. Провести досуг пока больше негде. Здесь еще не проводят фестивалей и концертов, как в Батуми. Гостей так мало, что никто не видит смысла вкладывать деньги в малый, но обязательный на каждом пляже бизнес - аренду шезлонгов, продажу сувениров или строительство небольших закусочных.

Местному жителю Тенгизу Пачилава повезло: за ежедневную уборку пляжа он получает серьезную по местным меркам заработную плату – 240 лари. Из-под оранжевого жилета выглядывает татуировка роскошной девушки. Это первая любовь Темура, которую он пожизненно «поселил» у себя на груди.

В советские годы Темур работал водителем и часто ездил в сторону Сухуми. Там у него остались друзья, которых он не видел почти 20 лет.

«Раньше все мы друг к другу ходили: я туда – они сюда. Сейчас нельзя, никак не пройдешь. Когда еще увидимся, не знаю. Нехорошо все это, мы ведь соседи», - тяжело вздохнул Тенгиз и продолжил собирать мусор вдоль морского побережья.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG