Accessibility links

Суд, потерявший независимость


В Грузии есть политические заключенные – в этом не сомневаются организаторы встречи грузинских и российских правозащитников в Тбилиси

В Грузии есть политические заключенные – в этом не сомневаются организаторы встречи грузинских и российских правозащитников в Тбилиси

ТБИЛИСИ---Российские и грузинские правозащитники говорят о сходстве судебных систем двух стран. На встрече в грузинской столице гости обсуждали несколько нашумевших как в Грузии, так и в России дел и искали выход из ситуации.

В Грузии есть политические заключенные – в этом не сомневаются организаторы встречи грузинских и российских правозащитников в Тбилиси. Как один из самых ярких примеров этого утверждения, правозащитники приводят дело Владимира Вахания – ученого и политика, который находится в тюрьме с 2009 года.

Ему вменяется в вину незаконное хранение огнестрельного оружия и препятствование работе журналистов. Оружие было подброшено на глазах десятков свидетелей, а посадили Вахания по политическим мотивам, уверяют участники форума и призывают не забывать о его судьбе и судьбе множества других людей, которых они называю политзаключенными. Адвокат Владимира Вахания Сосо Бараташвили дал краткий обзор судебной системы в Грузии.

«Приговоры суда никак не подкрепляются доказательствами, возражения защиты не учитываются и не попадают в вердикты. Избиения и пытки людей в пенитенциарных учреждениях стали обыденным делом, мы уже даже не удивляемся уровню смертности в тюрьмах».



За Вахания вступились и россияне. Известный российский правозащитник Эрнст Черный был одним из тех, кто подписал прошение президенту Грузии о досрочном освобождении Владимира Вахания, и взятии этого дела под личный контроль. Черный заявляет: никакого ответа на это письмо не последовало. Не принесла результата и личная встреча с Михаилом Саакашвили.

Сейчас российские правозащитники обращаются уже к западным государствам с просьбой оказать давление как на Россию, так и на Грузию. Эрнст Черный задает слушателям риторический вопрос:

«Если в стране есть политические заключенные, вне зависимости от того, существует закон о политических преступлениях или нет, может ли такая страна считаться демократической? И это касается не только Грузии, России, но и целого ряда постсоветских стран, где ситуация мало отличается от российской или грузинской».

Сравнивает ситуацию в Грузии и России и другой именитый правозащитник, бывший советский диссидент Сергей Ковалев. Он напрямую заявляет об идентичности приемов управления Владимира Путина и Михаила Саакашвили, заостряя внимание на судебной сфере.

«Если нет независимого суда, то у общества, у народа страны нет инструмента указать власти на границы ее полномочий».

И отсутствием независимого суда вовсю пользуется как Москва, так и Тбилиси, считают участники конференции. Ковалев тоже выступает в защиту Владимира Вахания, не видя в деле никакой подоплеки, кроме политической. Впрочем, реакция официального Тбилиси на это дело и на десятки других подобных претензий всегда одинакова: в стране нет политических заключенных. С этим в корне не согласен адвокат Гела Николаишвили, который сам вел некоторые из нашумевших дел. Грузия слишком маленькая страна, чтобы скрывать информацию, уверен адвокат.

«Тюремные сроки по политическим мотивам, увольнения с работы, запугивание родственников неугодных лиц, прекращение пособий и помощи – это в Грузии приняло уже массовый характер».

О существовании политических заключенных в Грузии говорит ряд НПО и международных экспертов. Участники встречи в Тбилиси собираются на основе полного списка таких осужденных создать определение репрессированных по политическим мотивам в Грузии. Этот труд будет издан в начале осени и передан на рассмотрение международным организациям. Правозащитники опасаются, что к этому времени исследование придется издать не в виде брошюры, а уже в виде книги.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG