Accessibility links

Абхазия ждет объяснений


По словам Беслана Кобахия, никаких предпосылок к тому, что позиция Российской Федерации в отношении к Абхазии и к Южной Осетии меняется, нет

По словам Беслана Кобахия, никаких предпосылок к тому, что позиция Российской Федерации в отношении к Абхазии и к Южной Осетии меняется, нет

ПРАГА---В сегодняшней рубрике «Гость недели» абхазский общественный деятель, советник президента Всемирного конгресса абхазо-абазинского народа Беслан Кобахия. С ним беседовал Дэмис Поландов.

Дэмис Поландов:
Беслан, на днях вы опубликовали заявление по поводу позиции российской делегации на Парламентской ассамблее ОБСЕ, которая не проголосовала против, а воздержалась при голосовании по резолюции «Положение в Грузии». В этой резолюции Абхазия и Южная Осетия названы «оккупированными территориями». Наверняка вы в последние дни контактировали с людьми, которые близки к российским властям, возможно, вы уже выяснили, почему российская делегация проголосовала именно так.

Беслан Кобахия: На самом деле я с очень многими людьми разговаривал в эти дни. Все в недоумении, никакого внятного объяснения этому нет. В то же время никаких предпосылок к тому, что меняется позиция Российской Федерации в отношении к Абхазии и к Южной Осетии, нет. Мало того, все те действия, которые происходят сегодня, и те события, которые происходят каждый день, свидетельствуют как раз об обратном. Речь идет о том, что укрепляются отношения между независимыми государствами, какими являются сегодня Абхазия и Южная Осетия с Российской Федерацией. Я должен вам сказать, что за время, прошедшее с 2008 года, сразу после войны, когда, как мы знаем, была признана независимость Абхазии и Южной Осетии, более ста соглашений было заключено между Российской Федерацией и Республикой Абхазия. Все вопросы, которые возникают в ходе развития отношений между двумя странами, решаются в ходе переговоров, причем все переговоры проходят доброжелательно, в позитивном смысле, и направленность этих переговоров всегда в нахождении и выходе на позитивный результат.



Дэмис Поландов: Беслан, но как же тогда так получилось? Вот вы в своем заявлении пишите, что, воздержавшись от голосования, российская делегация фактически признает термин «оккупация». Вы сами пишите, что если это так, то мы являемся свидетелями полного изменения в позиции Российской Федерации по этим вопросам. Но это действительно так получается. И если за все эти дни не последовало никакой реакции со стороны российских властей, которые никак не объяснили поведение российской делегации на Парламентской ассамблее ОБСЕ, то все равно мы должны что-то предполагать. Вот вы говорите, что никаких оснований нет. Может быть, какие-то основания есть? Просто это какие-то кулуарные переговоры. Многие политологи, грузинские блоггеры пишут о том, что, возможно, ведутся какие-то переговоры между Грузией и Россией. Может быть, они ведутся не с сегодняшними грузинскими властями, а, допустим, с грузинской оппозицией. Вы такое не предполагаете?

Беслан Кобахия: Вы знаете, предполагать можно все что угодно. Конечно же, в политике застывшего состояния не бывает, и переговоры, может, какие-то ведутся, и какие-то встречи проходят, которые не афишируются, - все это возможно, конечно. Но я исхожу из другого. Я посчитал необходимым обратить внимание на то, что руководитель российской делегации как-то неоднозначно высказался по этому поводу. И, собственно говоря, от него мы ждали объяснений – почему такая позиция была проявлена российской делегацией? Никаких внятных объяснений мы на этот счет не получили. Но я не теряю надежды, я думаю, что в ближайшие дни будет какое-то разъяснение со стороны МИДа Российской Федерации, где все будет объяснено. Еще раз хочу повторить, что никаких предпосылок к тому, чтобы изменилась ситуация, просто не существует, ну, во всяком случае, мы о таких не знаем. Я не стал бы из этого одного случая делать какие-то далеко идущие выводы, хотя мы обратили, конечно, на это внимание. В связи с этим я хочу вспомнить, например, переговоры, которые велись между Грузией и Россией на предмет вступления России в ВТО. Вы помните, тогда были приняты решения, которые так же вызвали неоднозначную реакцию. И тогда то же самое было, когда многие грузинские политики стали говорить, что, вот, это свидетельство того, что Россия сдала Абхазию и Южную Осетию и т.д. и т.д. Так вот эта сенсация просуществовала ровно один-два дня. А сегодня мы с вами наблюдаем, что ничего не изменилось с тех пор, и о том случае вообще все забыли.

Дэмис Поландов: Беслан, если вернуться к резолюции «Положение в Грузии», вы наверняка знакомы с этим документом.

Беслан Кобахия: Ну да, я слышал о нем.

Дэмис Поландов: Скажите, а у вас есть какие-то предположения, что в этой резолюции могло показаться Российской делегации разумным, против чего они не хотели голосовать?

Беслан Кобахия: Я не буду это даже комментировать, потому что за документ, в котором фиксируется термин «оккупация», ни в коем случае нельзя голосовать. Потому что это противоречит позиции высшего руководства Российской Федерации, и это не соответствует истине на самом деле. «Оккупация» - это совершенно точный юридический термин, прописанный во всех международных законах, и, собственно говоря, то, что сегодня происходит в Абхазии, совершенно не отвечает тому, что прописано в этих законах. Речь идет о нахождении в Абхазии российских войск. Так вот, российские войска в Абхазии находятся по соглашению, которое заключено между двумя независимыми государствами – Республикой Абхазия и Российской Федерацией. И по этому соглашению прописано создание в Абхазии российских воинских баз. Это ничего общего с оккупацией не имеет.

Дэмис Поландов: Беслан, по поводу этой резолюции уже была реакция абхазского МИДа, но там ничего не было сказано по поводу позиции Российской Федерации, российской делегации. Как вы считает, должно ли было быть зафиксировано в этом заявлении МИДа хотя бы удивление самим этим фактом?

Беслан Кобахия: Мое мнение – конечно, должно было. Думаю, что какие-то консультации между коллегами из МИДа Абхазии и МИДа Российской Федерации проходят. Я думаю, что мы в ближайшее время все-таки услышим позицию МИДа России по этому вопросу, и мне кажется, что там будет дано исчерпывающее объяснение этого инцидента. А так, конечно же, Абхазия - независимое государство, и раз это так, оно должно реагировать на такие вещи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG