Accessibility links

Есть возможность, но нет желания?


Евкуров дал слово матерям Аушева и Дидигова и их женам, что по окончании следствия будет обнародовано видео, на которых задержанные указывают местонахождение схронов оружия, фугасов и раскаиваются в содеянном

Евкуров дал слово матерям Аушева и Дидигова и их женам, что по окончании следствия будет обнародовано видео, на которых задержанные указывают местонахождение схронов оружия, фугасов и раскаиваются в содеянном

9 июля в Магасе состоялась встреча главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова с родственниками задержанных 29 июня Аушева и Дидигова. Глава республики на сей раз рассказал о некоторых деталях работы спецслужб и пообещал обнародовать неопровержимые доказательства вины задержанных.

Евкуров дал слово матерям Аушева и Дидигова и их женам, что по окончании следствия будет обнародовано видео, на которых задержанные указывают местонахождение схронов оружия, фугасов и раскаиваются в содеянном. Сомневаться в том, что ход событий будет именно таким, было бы неумно. Это типовой сценарий, обкатанный силовиками за долгие годы борьбы с террористами.

Однако невольно задаешься вопросом: если можно использовать технические приспособления для съемки допросов, следственных экспериментов, то почему, собственно, никому из стражей порядка не пришло в голову этими же самыми приспособлениями фиксировать момент задержания или ареста, обыск или, например, трогательную сцену чаепития, которое недавно организовали сотрудники ФСБ в доме Аушевых? О том, какие меры воздействия применяются к подозреваемым, в республике знают все, поэтому поверить в искренность признания вины, пусть даже запечатленного на видеокамеру, людям бывает, прямо скажем, непросто. А вот обыск и арест в присутствии представителей совета тейпов, участкового и ингушского телевидения мог бы вернуть власти и силовым структурам доверие граждан, пусть даже не в полном объеме, но начинать с чего-то надо.



На этой же встрече Евкуров рассказал и еще об одном интересном видео – съемке похищенного в городе Минеральные Воды Рустама Аушев. Оказывается, спецслужбы «вели» его еще в Ингушетии. Эти кадры, объяснил родственникам Евкуров, полностью изобличают молодого человека в связях с террористическим подпольем. Тут опять возникает вопрос: человек, находящийся в поле зрения спецслужб, выезжает из Ингушетии, и его что, спокойно отпускают? Дескать, так и быть, поезжай по своим делам, но возвращайся обратно. После теракта в Домодедово, совершенного уроженцем Ингушетии Магомедом Евлоевым, поверить в это сложно. Значит, сотрудники ФСБ в курсе, кто похитил Аушева и где он сейчас. И показали ли они Евкурову съемку Рустама после похищения, или спецслужбы решили его не травмировать?

Юнус-Беку Баматгиреевичу должно быть известно, что, кроме секретных съемок спецслужб, есть немало вполне себе несекретных видео, загруженных на YouTube. На них, например, можно полюбоваться, как в центре Назрани неопознанные силовики похищают Илеза Горчханова. Есть также видео, запечатлевшее обезображенный труп Илеза. Это далеко не единственная съемка такого рода. Государственные каналы, охотно демонстрирующие признательно-покаянные кадры, любительскими съемками почему-то брезгуют.

Но это ладно – на вкус и цвет, как говорится... Но почему-то и правоохранительные органы не спешат возбуждать уголовные дела по фактам, которые удалось запечатлеть случайным свидетелям - ни один из похитителей и убийц не был привлечен к уголовной ответственности. Власть в лице того же Евкурова обещала расследовать убийство сотрудниками спецслужб трех рабочих Назрановского кирпичного завода, обещала расследовать убийство Илеза Горчханова и многих других, но воз, что называется, и ныне там.

При этом руководство республики демонстрирует завидный профессионализм в борьбе с боевиками. За последние годы вооруженное сопротивление в Ингушетии практически уничтожено. Убито или арестовано большинство амиров ингушских джамаатов, а лидер ингушского подполья Магас арестован и ожидает суда. Задержаны даже бандиты, выдававшие себя за боевиков и грабившие граждан якобы с целью поддержки джихада.

Мало кто в Ингушетии сомневается в том, что при желании Евкуров способен остановить преступную практику похищений и бессудных казней. Однако вместо того, чтобы призвать к ответу силовиков, глава республики распекает родственников похищенных и арестованных. «Не было понятых у вас при обыске в первый момент, могли быть во второй», - сказал он на последней встрече изумленным женщинам, пришедшим искать у него правды. Что это означало, никто из них так и не понял – в самом деле, понятые либо есть, либо их нет. «Во второй момент» - это как? Когда понятые появляются на суде? Евкуров, вообще, любитель острого словца. К примеру, он попросил присутствующих прекратить заниматься тем, чем занимался задержанный Ахмедхан Аушев. Если он имел в виду террористическую деятельность, то об этом, как мне кажется, просить не принято. Террористов ловят и сажают, а не упрашивают исправиться. Если же Евкуров просил родственников прекратить поднимать шум (ранее он уже сказал Ахмедхану Аушеву, чтобы тот перестал искать брата), так это уже может расцениваться как открытая угроза людям. За такое снимать надо, и не видео.
XS
SM
MD
LG