Accessibility links

Не так давно ребёнку моих друзей срочно потребовалась операция. Что-то по части кардиологии. Что-то небезопасное, поскольку все прочие житейские вопросы как-то разом отошли на второй план. И завертелось: поликлиники, педиатры, кардиологи, главврачи, лекарства... деньги! Заговорили о дорогостоящем лечении. И без того небогатая семья незаметно стала погружаться в долговую яму.

Девочке становилось всё хуже, но гнилая бюрократическая машина отечественной медицины неумолимо накручивала счетчик: страховки, главврачи, их заместители, заместители заместителей и...квоты. Квоты,будь они неладны, квоты на жизнь! Справедливости ради следует сказать, что многочисленные препятствия с лукавыми рекомендациями, как их обойти, возникали большей частью не в больничных палатах, а в многочисленных чиновных оазисах и министерствах, но постепенно квотно-финансовый субстрат пропитал всю атмосферу лечения.

Родители лихорадочно курсировали между Цхинвалом и Владикавказом, и в поисках денег, и в попытках втиснуться во всевозможные возрастные и территориальные параметры той или иной федеральной программы.

Ответственные лица на местах понимающе кивали, морщили лоб, деловито перебирали кипы нормативных документов и инструкций, куда-то звонили, с кем-то ругались и обещали «продвинуть» ситуацию. Дескать, дело осталось за малым, за какой-то последней закорючкой, последней архиважной инстанцией. Одним словом, встречали и провожали по отработанной схеме. Означенная закорючка исправно запаздывала и делопроизводящая челядь в нужный момент сокрушённо заявляла, что часть документов устарела и всё нужно начинать сначала.

Так бы оно всё и вертелось, если бы не его величество случай. Всё изменилось, когда очередной территориальный начальничек, чей кабинет был взят чуть ли не штурмом, пообещал сей же час положить конец этой вакханалии. Гневно схватив сотовый телефон он стал громко кого-то отчитывать, объясняя нормы врачебной этики и конституционного права граждан. Градус негодования чиновника всё возрастал и угасшая было надежда родителей вспыхнула с новой силой. Но он увлёкся... Он увлёкся и случилось непредвиденное! На очередном витке телефонного гимна справедливости, этот самый злощастный телефон неожиданно для его хозяина зазвонил!.. И случилась немая сцена! В этой бездарно срежиссированной и сыгранной пьесе случилась немая сцена.

Не буду рассказывать о том, кто и как выходил из этой чудовищной гоголевской ситуации. Нет никакого желания описывать этот апофеоз низости и бессердечия. Однако, спустя два дня на семейном совете было принято радикальное в нынешней ситуации решение: воспользоваться возможностью лечиться за рубежом. Нет, я не о том, о чём наверняка подумало большинство - никаких базельских или оксфордских клиник! Просто свою помощь предложил старый приятель из Грузии, один из тех, кто в своё время, рискуя собственной головой, помогал уезжать из кипящего Тбилиси «не титульным гражданам» осетинского происхождения. И, скрепя сердце, отец девочки принял предложение.

Уж не знаю, как и что там происходило на месте, в Грузии, но через три недели ребёнок был уже дома. Окончательный диагноз, как принято говорить в подобных случаях, благоприятный. Единственная серьёзная часть расходов пришлась на оплату проезда и символические подарки принимающей стороне. И всё! Если не окунаться в рассуждения о вражьих спецпроектах, рекламных шоу сопредельного государства, можно ставить точку.

Только несколько слов в заключение. Кто-нибудь может мне объяснить, почему сопредельное государство, промышленного потенциала которого пока хватает лишь на производство собственного вина, спичек и сигарет, готово принимать на льготное лечение чуть ли не всё народонаселение моей страны? То есть, мне действительно это интересно!

Какого рожна, в течении полугода людей гоняли по многочисленным околомедицинским ведомствам, так не удосужившись дать внятный ответ? Кто-нибудь мне объяснит, почему вся эта кабинентная мразь, имеющая весьма отдалённое отношение к ЗДРАВООХРАНЕНИЮ ЧЕЛОВЕКА, установила нормы и пределы человеческой жизни, в то время как «вражья держава» делает ровно противоположное?

Кто-нибудь мне объяснит, с какой радости цхинвалские таблоиды захлебнулись от восторга при известии о появлении «долгожданного» платного медцентра на фоне провалов санитарного надзора? Что, намеченные проценты прогона населения через платные услуги в очередной раз парализовали ум и совесть? То есть, я понимаю, что позитивных новостей после предыдущих лет активного «освоения» денег не хватает, но к чему этот щенячий визг на фоне душераздирающих «успехов» амбулаторно-поликлинического обслуживания? Или исчерпана очередная квота на совесть?

И кто, в итоге, низводит до анекдотического уровня само понятие нашей государственности в целом и здравоохранения в частности? Грузины, без устали трубящие о всевозможных гуманитарных проектах и медицинской помощи (без предварительных согласований, без убийственных квот от безликого монстра, именуемого ОМС, без милостей оскотинившегося чиновничества) или мы, за четыре года так и не сумевшие решить проблему первичного медобслуживания горстки людей!?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG