Accessibility links

Ираклий Хинтба: наши отношения уже преодолели точку невозврата


Ираклий Хинтба

Ираклий Хинтба

ПРАГА---Сегодня глава российской делегации на Парламентской ассамблее ОБСЕ Николай Ковалев опроверг сообщения СМИ о том, что российская делегация воздержалась при голосовании по резолюции «Положение в Грузии», в которой Абхазия и Южная Осетия названы оккупированными территориями. По словам Ковалева, «Россия голосовала строго против этой резолюции». Между тем сам Николай Ковалев в интервью интернет-порталу «Регнум» говорил на прошлой неделе о том, что российские делегаты решили воздержаться, чтобы не вступать в конфронтацию, кроме того, еще и потому, что в резолюции есть разумные вещи. Эту запутанную ситуацию мы решили обсудить с заместителем министра иностранных дел самопровозглашенной республики Абхазия Ираклием Хинтба.

Дэмис Поландов:
Ираклий, сегодня глава российской делегации на Парламентской ассамблее ОБСЕ Николай Ковалев назвал «наглой ложью» и «провокацией» грузинских СМИ информацию о том, что российская делегация воздержалась при голосовании по резолюции «Ситуация в Грузии». Не знаю, при чем тут грузинские СМИ: «Регнум» вроде бы российское издание, не грузинское. Я не буду вас спрашивать о том, что на самом деле произошло в ОБСЕ на Парламентской ассамблее, так как понимаю, что ответ станет цитатой из сообщения российского или абхазского внешнеполитических ведомств. Я задам другой вопрос. Ираклий, скажите, сегодня в абхазском обществе, не скажу что широко, но все равно обсуждается вопрос - что делать, если Россия изменит свою политику в отношении Абхазии. Скажите, есть ли какая-то стратегия на этот счет?



Ираклий Хинтба: Вы знаете, если все-таки вернуться в начале ответа на этот вопрос к самой резолюции, хотел бы сказать, что МИД Абхазии тщательно отслеживал ситуацию с принятием этого документа. Мы заранее имели текст этой резолюции, и имели возможность продумать реакцию внешнеполитического ведомства. И как только появилась информация о том, что российская сторона якобы воздержалась при голосовании, мы, естественно, связались с нашими коллегами в Российской Федерации, и в деловом, рабочем порядке получили необходимую информацию, которая затем уже была подтверждена, в том числе в заявлении МИДа Российской Федерации. Поэтому мы не должны делать скоропалительных выводов никогда, особенно если это касается политики и дипломатической работы. А что касается сути вопроса, дело в том, что на протяжении уже многих лет, можно сказать, десяти последних лет мы убеждаемся в том, что наш стратегический союз с Российской Федерацией – это достаточно прочное образование, и те угрозы нашим взаимоотношениям, которые могут возникать, могут иметь различное происхождение, естественно. В том числе проистекать из нашей неготовности, скажем, к решению тех или иных вопросов, к другим субъективным и объективным причинам. Но эти угрозы нам удавалось нейтрализовать. Я думаю, что сейчас, когда мы подписали уже 69 двусторонних соглашений с Российской Федерацией, когда согласно всем опросам общественного мнения в обществе поддерживается курс на укрепление взаимовыгодного партнерского сотрудничества между двумя независимыми государствами - Российской Федерацией и Республикой Абхазия, - этому курсу ничего не угрожает.

Дэмис Поландов: Ираклий, но между тем это же не первый случай, когда члены российской делегации голосуют по резолюции, в которой обсуждается вопрос Абхазии и Южной Осетии, скажем так, не в выгодном для них ключе. И вы сами писали, не будучи еще чиновником, в частности, о резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы «Национальный суверенитет и государственность в современном международном праве - необходимость уточнения». Так вот Александр Починок, тогда российский сенатор, проголосовал за эту резолюцию. То есть не все так ровно, и наверняка есть в России политические силы, которые выступают, скажем так, не на стороне Абхазии и Южной Осетии. Все-таки ситуация может каким-то образом развернуться.

Ираклий Хинтба: Дело в том, что комментировать решения господина Починка, который, кстати, уже не является чиновником, мне сложно. Возможно, у него было свое особое мнение, что на самом деле не вызвало какой-либо реакции здесь, в Абхазии. Но что касается различных сил, конечно, российское общество, как и любое другое, состоит из множества групп, у которых есть разные интересы, разные цели, разные политические платформы – эта ситуация достаточно динамична. С другой стороны, мне кажется, что наши отношения уже преодолели ту точку невозврата, когда даже в случае, скажем, изменения каких-то направлений внешней политики России, это могло бы служить некой угрозой нашим взаимоотношениям. Я думаю, что сейчас ни для кого не выгодно в России, чтобы наши отношения ухудшались, потому что, в принципе, сейчас это действительно взаимовыгодные отношения. И задача руководства Абхазии и задача Российской Федерации сделать так, чтобы вот это ощущение взаимовыгодности и реального партнерства только укреплялось. Это послужит на пользу и российскому, и абхазскому обществу.

Дэмис Поландов: Ираклий, давайте вернемся к самой резолюции. Собственно, это не первый документ, в котором Абхазия и Южная Осетия были названы оккупированными территориями. Вы же не будете отрицать, что грузинская дипломатия в таких международных структурах, в принципе, одерживает победу за победой.

Ираклий Хинтба: Я бы сказал, что грузинская дипломатия получает всегда меньше, гораздо меньше, чем хотела бы получить. Ведь мы прекрасно понимаем, что резолюция ПАСЕ, резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ, Парламентской ассамблеи НАТО – это лишь декларации, это некий выброс радикальной политической энергии. И эти документы не имеют никаких практико-политических или международно-правовых последствий. Здесь все, мне кажется, вполне ясно: Запад старается успокоить весьма, я бы сказал, беспокойное кавказское государство, имею в виду Грузию; при этом Запад не дает Грузии членства в НАТО, ЕС; фактически не признает нейтральные паспорта; не признает термин «оккупированные территории» – скажем, исполнительные структуры ни Европейского союза, ни ОБСЕ, ни европейских стран не признают этого термина. Но при этом, пожалуйста, вот такая моральная поддержка в виде резолюции, ничего не значащей резолюции Парламентской ассамблеи ОБСЕ, или НАТО, или Совета Европы. Это лишь уступка, которая, в принципе, опять же не влечет за собой никаких последствий. И мы знаем, что элиты европейских государств достаточно ответственно подходят к ситуации на Южном Кавказе, и они прекрасно понимают, что нельзя столь односторонне рисовать то, что здесь происходит, нельзя придерживаться точки зрения лишь одной из сторон в конфликте, потому что это невыгодно с точки зрения, я бы сказал, наших общих интересов с Грузией, а именно мира и безопасности в регионе.

Дэмис Поландов: Ираклий, и несколько слов скажите о своей, собственно, работе. Понятно, что одна из основных задач вашего ведомства сегодня - это все-таки дальнейшее признание. Что происходит в этом направлении?

Ираклий Хинтба: Безусловно, работаем в направлении расширения числа стран, признающих независимость Республики Абхазия. На этом пути мы сталкиваемся с ожесточенным сопротивлением Грузии и тех стран, которые ее поддерживают, в особенности Соединенных Штатов Америки. Есть конкретные факты просто хамских, наглых угроз в адрес правительств стран, которые желали бы установить с нами дипломатические отношения. Если бы вы видели эти письма, направляемые, например, из офиса Госсекретаря США, или угрозы из уст руководителей внешнеполитического ведомства Грузии, то, я думаю, мы все поймем, что все это не имеет никакого отношения к тем ценностям – толерантности, взаимоуважению, демократии, - которые исповедуют эти страны.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG