Accessibility links

Сердюков, оказывается, отказался


Александр Золотинскович хорошо умеет говорить, четко формулировать свои мысли, но не большой любитель часто «вылезать» на телеэкран

Александр Золотинскович хорошо умеет говорить, четко формулировать свои мысли, но не большой любитель часто «вылезать» на телеэкран

СУХУМИ—Судьба бывших санаториев Минобороны СССР в Сухуми вчера неожиданно прояснилась. Как заявил на пресс-конференции президент республики Абхазия Александр Анкваб, Минобороны России отказалось от этих объектов в пользу Абхазии.

Вчерашняя пресс-конференция президента РА Александра Анкваба продолжает оставаться в центре внимания абхазской общественности. Вчера в своем репортаже я уже отметил, что все ее участники сошлись на том, что такие пресс-конференции надо проводить чаще: я предлагал – раз в квартал, большинство – раз в месяц. Между тем с предыдущей пресс-конференции президента (6.12. 2011) прошло уже семь с половиной месяцев, и множество вопросов общества к нему как бы долго висело в воздухе... (Собственно, примерно так было и при предыдущем президенте). Александр Золотинскович хорошо умеет говорить, четко формулировать свои мысли, но не большой любитель часто «вылезать» на телеэкран. Может, оно и правильно: испокон веку считается, что правитель не должен слишком мозолить глаза подданным. Но, делая эти паузы, не стоит перебарщивать; ведь в итоге, скажем, в социальных сетях в Абхазии то и дело в предыдущие недели мелькали такие суждения: а почему президент «отмалчивается» по этому вопросу, по этому?..



Все сказанное им вчера и что вообще обычно говорится руководителями на пресс-конференциях, я бы условно разделил на три категории: то, что было ожидаемо и практически неизбежно; то, что было ожидаемо, но были сомнения, что его позиция будет именно такой; и, наконец, то, в чем содержался элемент сенсации.

К последнему, без сомнения, можно отнести новость о том, что Александр Анкваб против проекта строительства автомагистрали через Главный Кавказский хребет. Неожиданность тут не только и не столько в том, что глава абхазского государства впервые озвучил эту свою позицию во всеуслышание, сколько в том, что она диаметрально противоположна настрою, который доминировал в абхазском обществе в предыдущие годы. Особенно популярной эта тема была в первое послевоенное время, причем, поскольку верхнюю часть Кодорского ущелья Сухум тогда не контролировал, обсуждались даже возможности прокладки дороги через Марухский перевал, что гораздо сложнее. Но… все течет, все изменяется.

Александр Анкваб ограничился изложением только экологических проблем, которые несут строительство и функционирование магистрали, но комментаторы в абхазских социальных сетях вчера вечером и сегодня были, что естественно, откровеннее. Впрочем, мнения там разделились. Одни рассуждали об опасностях использования в будущем этой дороги организациями типа имарата «Кавказ», вспоминали о сегодняшних «непонятках с нашими северокавказскими братьями», другие ратовали за дорогу как за осуществление вековой мечты абхазо-адыгских народов.

Другая новость, озвученная президентом, – то, что санаторий «Сухум», оказывается, уже давно прекратил существование. Напомню, что весной прошлого года коллективу этого военного санатория, который был создан на основе слияния бывших санаториев МВО и ПВО СССР и в котором трудилось около 1300 человек, было объявлено, что Минобороны России собирается закрыть здравницу на капитальный ремонт, а весь персонал увольняется на неопределенное время. В коллективе заподозрили, что на месте санатория частные инвесторы построят элитный курортный комплекс для богачей, а с коллективом распрощаются навсегда. Начались акции протеста, упорные переговоры с российским оборонным ведомством… Вчера, отвечая на вопрос о судьбе санатория, Александр Анкваб охарактеризовал инициативную группу его бывших сотрудников, долго боровшуюся за сохранение здравницы, как «очень приятных, талантливых, грамотных специалистов». И продолжил:

«Сюда, если мне не изменяет память, четырежды приезжали достаточно представительные делегации российского военного ведомства. Один раз был по этому вопросу министр обороны господин Сердюков. У нас состоялся достаточно жесткий мужской и государственный разговор. Мы высказали свое мнение. Оно заключалось в следующем: вы нам дайте прямой ответ – вы оставляете седьмой российской военной базе эти объекты, как это запланировано в приложении к соглашению, или нет? После этого в течение нескольких месяцев мы получили почти прямой ответ с намеком на то, что, "наверное, мы от этих объектов откажемся". Ну, так… с небольшим зазором… На встрече в "Бочаровом ручье" с Владимиром Владимировичем Путиным эта тема обсуждалась непредметно, так – вопрос - ответ. После чего он пригласил министра Сердюкова и спросил его: "Что вы собираетесь делать с этими объектами?" Министр Сердюков ответил: "Мы от этих объектов отказываемся". Вот тогда и была поставлена точка. И уже в течение длительного времени мы содержим эти объекты. Что я имею в виду? Мы их охраняем. Мы платим полную зарплату охране. Мы смотрим за территорией, потому что она огромная, это листва, это пожароопасная территория. И думаем над тем, к чему мы вместе в итоге придем. Потому что объекты, вы знаете, непростые, они в том состоянии, которое предполагает вложение больших средств, чтобы их реанимировать. У нас таких средств, конечно, нет. И какая завтра будет судьба этого объекта, я не могу сказать».

В этот момент речи президента я подумал: «А что, если это будет акционирование, о котором так часто у нас говорят? Ведь тут, как говорится, сам Бог велел…» Между тем Александр Анкваб продолжил: «Я читал последнее обращение бывших работников этого санатория. Я разделяю их озабоченность. Но не делаю поспешные выводы, что надо акционировать, значит, ну и так далее… Но знаю, что эти объекты уже в юрисдикции абхазской стороны».

В социальных сетях прочел сегодня комментарий человека, который, по-видимому, владеет информацией: «МВО предлагали всем абхазским миллионерам… все отказались… акционирование тоже не пойдет… и это посчитали… очень сложная ситуация... Но некоторые сотрудники сейчас зарабатывают там очень хорошие деньги под шумок… По чуть-чуть приграничные территории отдали (продали). Генеральский корпус вовсю обслуживает наших богатых мужиков и чиновников... почасовая оплата… бильярдная работает... а там на деньги играют в другие игры. Все это, что самое интересное, ВСЕ знают... а обычные сотрудники остались без работы. А как растаскивали имущество, я видела своими глазами... всю бытовую технику взяли сотрудники низшего звена. И охрана тоже в этом разделе поучаствовала. Плазму брали, а вместо этого из дому старые телевизоры приносили. Даже холодильники меняли по этой схеме. Что делать с МВО, никто ничего дельного предложить не может. Ни сотрудники, ни президент, ни бизнесмены».

Правда ли все описанное здесь, не знаю. Но все очень правдоподобно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG