Accessibility links

Самоцензура уходит


По мнению югоосетинского политолога Дины Алборовой, в республике никогда не было независимой прессы, кроме газеты «21 век», которая зачахла, и теперь выходит от случая к случаю

По мнению югоосетинского политолога Дины Алборовой, в республике никогда не было независимой прессы, кроме газеты «21 век», которая зачахла, и теперь выходит от случая к случаю

ЧЕРКЕССК--Сегодня работников средств массовой информации поздравляли и в Южной Осетии. Местные журналисты и эксперты не упустили случая поговорить в этот день о проблемах со свободой слова и развития независимой прессы в республике.

По мнению югоосетинского политолога Дины Алборовой, в республике никогда не было независимой прессы, кроме газеты «21 век», которая зачахла, и теперь выходит от случая к случаю. Объективные причины такого положения вещей - маленький рынок, дефицит рекламодателей и полное безразличие к республике потенциальных доноров. За 20 лет лишь однажды ОБСЕ профинансировал издание женского журнала - так себе, ни о чем, - но вскоре грант закончился, и журнал приказал долго жить.

В итоге вся пресса в республике была государственная. После признания 2008 года эта ситуация не изменилась, говорит Дина Алборова, но люди все равно стали немного свободнее: «Все-таки вот эта самоцензура во всех нас сидела. Мы считали, если будем громко заявлять о проблемах, которые у нас были, то это негативно скажется на нашей стране, на наших взаимоотношениях, признании государственности. Сейчас самоцензура отходит, видимо, нужно какое-то время, больше открытости, контактов, общения - и ситуация изменится».

Спикер югоосетинского парламента Станислав Кочиев направил сегодня местному журналистскому сообществу поздравительный адрес: «За все годы нашей государственности журналисты и работники печати принимали самое активное участие в укреплении и становлении нашей страны, в достижении ею независимого статуса и международного признания».

Тимур Цхурбати, главный редактор газеты «21 век» говорит, что в идеологической борьбе за независимость власти и пресса были вместе, проблемы начинались лишь тогда, когда обнаруживалось их разное понимание этой самой независимости: «Чиновники независимость понимали как халяву – возможность воровать российские транши, а вот независимая пресса независимость понимала как самостоятельность, самодостаточность, и начинала говорить о внутренних проблемах, о коррупции. Это, естественно, властям не нравилось, и они начинали обзывать нас шпионами».

Газета «21 век», по признанию Тимура Цхурбати, рухнула не из-за маленького рынка. Редакция - четыре человека, тираж - четыре тысячи экземпляров; газета приносила хоть и скромный, но стабильный доход. У банкротства газеты были совсем другие причины, говорит Тимур Цхурбати: «В Цхинвале у Союзпечати семь пунктов продажи и коммерческих точек около десятка. Союзпечати на государственном уровне запретили, причем незаконно, брать мои газеты. Коммерческим ларькам сказали: "Если вы будете брать у Тимура газеты на реализацию, мы вам устроим проблемы". Иначе газета бы продавалась и была бы самоокупаемой».

По мнению председателя оппозиционной партии «Отчизна» Вячеслава Габозова, после смены политического режима давление на журналистское сообщество заметно спало, но осталась ценура, свойственная государственным СМИ. Пока не появится свободная пресса, ситуация радикально не изменится:

На следующей неделе в республике выходит первое негосударственное периодическое издание – газета «Отчизна». На мой вопрос, в какой степени можно считать независимым и объективным печатное издание политической партии, борющейся за власть, Вячеслав Габозов отвечает: «Самым важным для нас сегодня является, чтобы те ростки демократии, тот порыв, воодушевление, которые появились в обществе, не были задавлены новыми чиновниками, чтобы не вернуться опять в те времена, когда журналиста вызывали на ковер, читали ему нотации. Нужно попытаться вот этот шанс использовать для развития гражданского общества. В этой ситуации партийные моменты отходят на второй план. Конечно, со временем, когда появятся другие независимые издания, мы станем в большей степени партийной газетой».

И все же ситуация изменилась, пусть пока нет собственных изданий, но в республике свободно работают издания зарубежные, несмотря на неоднозначное к ним отношение власти и общества. Из всех поздравлений в адрес югоосетинских журналистов, которые я сегодня прочитал, мне лично больше всего понравился приветственный адрес старшего советника посольства России в Южной Осетии Олега Логинова: «Может быть, было бы здорово, если бы заседания у президента начинались со слов: "Смотрите, вы докладываете мне одно, а наша пресса указывает на те или иные недостатки. И мы не можем проходить мимо этого"». Не знаю когда, но это обязательно будет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG