Accessibility links

Иногда они возвращаются


Еще в предвыборный период, когда стало понятно, что Тибилов является одним из наиболее серьезных претендентов на президентское кресло, экспертное сообщество пыталось смоделировать состав будущей команды возможного главы республики

Еще в предвыборный период, когда стало понятно, что Тибилов является одним из наиболее серьезных претендентов на президентское кресло, экспертное сообщество пыталось смоделировать состав будущей команды возможного главы республики

ЦХИНВАЛИ---Кадровые назначения Леонида Тибилова по-прежнему остаются топовыми темами для обсуждения в югоосетинском обществе. Еще в предвыборный период, когда стало понятно, что Тибилов является одним из наиболее серьезных претендентов на президентское кресло, экспертное сообщество пыталось смоделировать состав будущей команды возможного главы республики. Сразу было высказано предположение, что ставка будет сделана на партийно-комсомольский актив советских времен и на окружение экс-президента Чибирова. Особо остроумные писали, что «Цхинвал ждет не перерождение, а нашествие "бывших"».

Одна из аналитических статей на эту тему получила блестящий заголовок «Иногда они возвращаются». Накануне второго тура выборов Тибилов в интервью «Московскому комсомольцу» отрицает саму возможность рекрутинга чиновников из чибировского «эшелона»: «Вопрос: Будут ли в новой власти люди из команды первого президента Людвига Чибирова, в частности, его сын Алексей? Ответ: Никто из чибировского окружения в нашей команде работать не будет. Алексей Чибиров однозначно со мной работать не будет». Действительно, имя Алексея Чибирова в списке нового поколения чиновников не значится, однако именно чибировский «призыв» оказался самым востребованным при Тибилове кадровым ресурсом.



Последние назначения - неопровержимое тому доказательство. Я долго пыталась понять логику Тибилова: почему он в интересах своей предвыборной кампании посчитал необходимым столь энергично откреститься от чибировцев? Память услужливо предложила картинки из прошлого. Начало 2000-х годов. Уставшее, нищее югоосетинское общество с кучей бытовых и социальных проблем. Отсутствие света, газа, мизерные заработные платы. В фаворе бывшие полевые командиры и «люди с оружием». В обществе все чаще говорят о том, что президентом Южной Осетии фактически является сын Людвига Чибирова - Алексей.

К услугам Алексея Чибирова сформированный им спецназ КГБ, который больше напоминает карательный отряд. Люди с ужасом рассказывают о «масках-шоу» на улицах, об избитых среди бела дня в центре города. О том, что в республике установлен военный режим правления. Друзей Алексея Чибирова, таких же молодых и дерзких, называют не иначе как «спиртовые мальчики» - через Южную Осетию идет непрерывный транзит контрафактного спирта из Грузии. В народе обсуждают баснословные прибыли президентского клана. На носу выборы главы республики, и тут в образе Робин Гуда, который готов избавить народ от произвола, появляется кандидат Эдуард Кокойты. Общество взбудоражено - на местных радиостанциях крутят песню Цоя «Мы ждем перемен!» На избирательных бюллетенях молодые девушки оставляют отпечатки губ, признаваясь в любви к молодому, амбициозному «освободителю» Эдуарду Кокоеву. И он побеждает - побеждает, несмотря на попытку вооруженного переворота, устроенного все тем же окружением Алексея Чибирова. (Говорят, что «спиртовые мальчики» предлагали Станиславу Кочиеву фантастическую сумму за срыв президентских выборов). А воспрявший было духом народ, пожимая плечами, объясняет свой выбор: «Ребята, вы заработали столько, что могли бы вымостить улицы Цхинвала мрамором. Но не захотели сделать для своего народа ровным счетом ничего. Мы устали жить в нищете и страхе». Людей, которые отдали голоса за Кокойты, пытаются запугать.

Весь «цвет» интеллигенции, которая впоследствии пела несколько лет дифирамбы Кокойты, брошен на спасение нации. Телевизионные выступления «лучших людей» должны были образумить народ. Я хорошо помню, как один из будущих фаворитов Кокойты, узнав, что я голосовала за него, начал оскорблять меня, пытаясь объяснить, «что я в этой жизни чего-то не поняла». Правда, спустя несколько лет, он точно также защищал уже опостылевшего всем Кокойты. Про Чибирова и его команду как-то очень быстро забыли, да и большинство людей из его окружения, включая сына, перебрались во Владикавказ, где каждый занялся своим бизнесом и трудоустройством. Фактически реанимировав духов прошлого, Тибилов невольно заставил людей вспомнить о тех тяжелых, беспокойных, беспредельных временах.

Жители Южной Осетии, увидев все те же новые-старые лица, вдруг опять почувствовали угрозу. Инстинкт самосохранения, страх повторения прежних ошибок мешает видеть в чиновниках с подпорченной репутацией созидателей, строителей будущего республики. Заставляет бояться и пока полушепотом высказывать недоверие уже новой власти. Нет сомнений, что извлеченные из бабушкиного комода будут лезть вон из кожи, демонстрируя свою эффективность и зрелось. Они обязательно будут (и слава Богу!) проводить реформы, бороться с коррупцией, утверждать, что искренне любят свой народ. Вполне возможно, что и люди ответят им любовью. Только память, как пристрастный и обидчивый свидетель, время от времени заставит губы изогнуться в скептической усмешке.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG