Accessibility links

Чего боится Мари Отарашвили?


Генпрокурор республики Мераб Чигоев говорит, что причин для волнений нет, речь идет о системной проверке обоснованности получений этой формы в районе: по имеющимся у прокуратуры данным, многие обладатели справок получали их в обход югоосетинского законода

Генпрокурор республики Мераб Чигоев говорит, что причин для волнений нет, речь идет о системной проверке обоснованности получений этой формы в районе: по имеющимся у прокуратуры данным, многие обладатели справок получали их в обход югоосетинского законода

ЧЕРКЕССК---Грузинская журналистка, жительница Ленигорского района республики Южная Осетия сегодня сообщила, что ей пока не удалось получить объяснений от представителей прокуратуры о причинах изъятия у нее т.н. формы № 9 – справки, заменяющей гражданам Грузии паспорт местных властей. Журналистка опасается, что ее могут лишить этой справки и выслать из района.

У журналистки Мари Отарашвили изъяли форму №9 – справку, заменяющую паспорт для граждан Грузии, проживающих в Ленингорском районе.

Генпрокурор республики Мераб Чигоев говорит, что причин для волнений нет, речь идет о системной проверке обоснованности получений этой формы в районе: по имеющимся у прокуратуры данным, многие обладатели справок получали их в обход югоосетинского законодательства:

«Прокурор района доложил мне, что есть женщина, которая не родилась в Ленингорском районе, но, тем не менее, получила форму №9. Я ответил: "Посмотрите, если форма № 9 выдана незаконно, отберите справку". За рамки закона никто не выходил, я могу сказать, что прокуратура поступила совершенно обоснованно. Речь идет об обыкновенной проверке – ни много, ни мало. Пригасили, побеседовали, поинтересовались, – и она ушла».



Мари Отарашвили официально прописана в Ленингоре, в доме, где живет
ее бабушка. До этого момента никаких претензий к ней со стороны югоосетинских властей не было, несмотря на то что она работала журналистом в грузинской газете «Резонанси».

Главный редактор газеты «Резонанси» Лаша Тугуши в недоумении, он говорит о причинах, которые первыми приходят ему на ум: «Думаю, неприятности Мари связаны с ее профессиональной деятельностью».

Однако и он подчеркнул, что до этого проблем с югоосетинскими властями у его сотрудницы не было, скорее, наоборот, ее работа в Ленигорском районе не нравилась некоторым чиновникам в Грузии.

«Она владеет не только грузинским, но и осетинским языком, - говорит Лаша Тугуши. - Если прочитать ее статьи, то видно, что она всегда выступала за развитие отношений, за мирный процесс. Я не помню, чтобы раньше у нее были проблемы, связанные с ее профессиональной деятельностью. Все это очень странно выглядит, мне трудно сказать, почему сейчас это случилось».

Недовольство профессиональной деятельностью Мари со стороны грузинских политиков, их попытки преследовать ее в судебном порядке можно понять: она одна из немногих, кто настаивает на том, что не существует никаких препятствий со стороны югоосетинских властей возвращению беженцев в Ленигорский район из Церовани.

Вот отрывок выступления Мари на грузинском телевидении:
«24 апреля, в день празднования Пасхи я спустилась в магазин, и мне показалось, что я очутилась в старом Ахалгори, когда там была традиция гуляния по ночам. Люди гуляли, и я видела, что ни у кого не было проблем приехать в этот город, и что реальной опасности не существует. Мотивацией выезда из Ахалгори может быть то, что там чужие знамена, чужая власть. Те, кто говорят, что не смогут там жить, – это в основном чиновники и люди, которые в 90-х годах участвовали в опустошении осетинских сел».

Я разговаривал сегодня с Мари Отарашвили, она рассказала мне, что причина ее злоключений – банальная ссора с одной из местных дам, директрисой детского дома, которая еще в мае пригрозила выслать из района Мари.

Тогда она не придала значения этой угрозе, но в прошлое воскресенье, во время встречи со следователем прокуратуры там появилась эта женщина с убойным компроматом против Мари.

«Эта женщина принесла какое-то смс-сообщение, в котором было написано, будто я прошу кого-то принести мне флешку, - говорит Мари Отарашивили. - Я сказала следователю, почему бы ему не зафиксировать, как эта женщина прямо мне говорит: "Я принесла компромат, и если ты сможешь, защищайся". Но он не составил по этому поводу никакого протокола».

Все это напоминает обвинение в шпионаже со стороны местной мисс Марпл.

Правда, непонятно, как смс-сообщение, предназначенное Мари или кому-то еще, могло оказаться в телефоне этой женщины, да и закономерен вопрос - может ли такой «расплывчатый» донос быть основанием для разбирательств, все-таки на дворе не 1937 год?

Меня лично в этой истории «убивает» другое: казалось бы, независимый человек, журналист, который прямо, несмотря на угрозы преследований, заявляет, что Южная Осетия вполне себе цивилизованная страна, защищает ее репутацию, вдруг может стать объектом притеснений со стороны республиканской власти, да еще по навету соседки.

Таких людей в любом другом месте носили бы на руках, будь у них хоть китайская прописка.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG