Accessibility links

Тоска по комиссародержавию


Поскольку все максимально упрощается, то и слова нужны попроще, попонятнее. Это очень ясно ощутил на себе Уполномоченный по правам человека в Чеченской республике Нурди Нухажиев, предложивший сменить название своей должности на «комиссара»

Поскольку все максимально упрощается, то и слова нужны попроще, попонятнее. Это очень ясно ощутил на себе Уполномоченный по правам человека в Чеченской республике Нурди Нухажиев, предложивший сменить название своей должности на «комиссара»

МОСКВА--Похоже, времена имитации потихоньку закачиваются. Наступают времена откровенности. Маленькие и большие чиновники замечают, что уже можно не изображать из себя демократов, не играться в судебную систему и не делать вид, что представители народа избираются на выборах.

Поскольку все максимально упрощается, то и слова нужны попроще, попонятнее. Это очень ясно ощутил на себе Уполномоченный по правам человека в Чеченской республике Нурди Нухажиев, предложивший сменить название своей должности на «комиссара». Свое предложение Нухажиев намерен адресовать парламенту Чечни, чтобы депутаты выступили с инициативой об изменении федерального законодательства.

Слово «уполномоченный» какое-то сугубо штатское, от него веет гражданской волокитой, судами, доверенностями и не мужским решением проблем. То ли дело «комиссар» - мощно, ярко, мужественно и без идиотской волокиты, как завещал великий Ленин. Правда, Ленин велел без «идиотской волокиты» побольше и побыстрее расстреливать, а обязанность Нухажиева вроде бы, наоборот, защищать преследуемых, но по нынешним временам на эти формальные противоречия можно не обращать внимания. В конце концов, это сейчас Нухажиев служит по департаменту прав человека, а раньше он служил милиционером.



И поскольку его милицейской карьере предшествовали пионерское детство, комсомольская юность и, очевидно, партийная зрелость, то бывший милиционер, защищающий ныне права человека в Чечне, убежден, что слово «комиссар» «будет вызывать у граждан приятные ассоциации, так как с ним связано немало славных страниц и подвигов в истории России».

Нухажиева можно понять – сколько же ему еще притворяться омбудсменом, если в душе он комиссар? Хвала Аллаху, никто не требует от него, чтобы он действительно защищал права человека в Чечне, но не пора ли уже называться своими настоящими именами? Судя по тому, что происходит в Москве, пора! Суды в первопрестольной все больше напоминают тройки ВЧК, новые законы все больше похожи на декреты Совнаркома, а президент страны явно подражает разухабистым матросам, перепоясанным пулеметными лентами. Даже, говорят, Железняк вернулся, хотя Учредительное Собрание давно разогнано, и теперь он затаился в Государственной Думе.

В общем, настало время возвращения к истокам, а заодно и к правильным названиям – комиссарам в черных кожаных тужурках и пыльных шлемах, замполитам и политрукам, ко всему, что будет вызывать приятные ассоциации у бывших милиционеров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG