Accessibility links

Система неадекватного наказания


Боевики, решившие выйти из подполья, охотней сдаются под гарантии безопасности конкретных авторитетных людей. В Ингушетии в качестве такого гаранта выступает глава республики Евкуров

Боевики, решившие выйти из подполья, охотней сдаются под гарантии безопасности конкретных авторитетных людей. В Ингушетии в качестве такого гаранта выступает глава республики Евкуров

НАЗРАНЬ---На Северном Кавказе на протяжении вот уже почти двух лет апробируются новые методы борьбы с вооруженным подпольем. Один из них - создание комиссий по адаптации боевиков, решивших добровольно прекратить вооруженное сопротивление. То, что только силовых методов недостаточно для стабилизации ситуации в регионе, понимают и в федеральном центре.

10 июля в Москве состоялось специальное заседание Совета по правам человека при президенте РФ, посвященное проблемам работы комиссий по адаптации на Северном Кавказе. К участию были приглашены Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, представители федеральных и региональных правоохранительных органов, председатели и члены региональных комиссий по адаптации, региональные омбудсмены и эксперты некоммерческих организаций, работающих на Северном Кавказе.

Предметом обсуждения стал опыт работы комиссий в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии и возможность создания подобной комиссии на федеральном уровне.



Для чего нужна федеральная комиссия? Основная проблема в работе региональных комиссий – это отсутствие доверия к ним среди тех, для кого они, собственно, и созданы. Боевики, решившие выйти из подполья, охотней сдаются под гарантии безопасности конкретных авторитетных людей. В Ингушетии в качестве такого гаранта выступает глава республики Евкуров. В феврале 2012 года в интервью «Интерфаксу» он отмечал, что в 2010-2011 гг. к явке с повинной склонили более 100 участников НВФ и их пособников.

При этом непосредственно через саму комиссию, которая работает почти год, прошло только несколько десятков человек. Большинство из них обратились в комиссии уже после того, как оформили добровольную явку с повинной или стали сотрудничать со следствием после задержания. Комиссии еще предстоит завоевывать авторитет и доверие. И это задача не только тех, кто работает в этой комиссии, а всех силовых подразделений, следственных органов и прокуратуры и не в последнюю очередь системы исполнения наказания. Вряд ли региональные комиссии и республиканские власти смогут самостоятельно решить целый комплекс вопросов, которые возникают на стадии следствия, при вынесении судебных решений и при отбывании наказания. Здесь ключевую координирующую роль смогла бы сыграть Федеральная комиссия.

Вот один из примеров, который должен был стать предметом для разбирательства именно такой комиссии. Осужденный уроженец Ингушетии Алаудин Альмурзиев, отбывающий наказание в ИК-6 г. Елизово Камчатского края, третий раз объявляет голодовку в знак протеста против нарушения его прав сотрудниками колонии. Первый раз он протестовал таким образом в июне прошлого года, второй раз - в январе текущего года. Всякий раз он пытался обратить внимание общественности на систематические случаи насилия как физического, так и морального в отношении него и других заключенных - выходцев с Северного Кавказа. Альмурзиев вскрывал вены и зашивал рот, но все безрезультатно. Вот уже год Альмурзиева держат в изоляции в помещениях камерного типа, куда его определяют в качестве наказания под любым надуманным предлогом.

24 июля в камеру к Альмурзиеву ворвались вооруженные люди в масках и стали избивать его и сокамерника дубинками, заставляли выполнять действия, унижающие честь и достоинство. Родственники Альмурзиева пишут жалобы в ингушские правозащитные организации, руководству республики, но как можно влиять из Ингушетии на ситуацию в колонии Камчатского края? Альмурзиев продолжает борьбу за свои права в одиночку. Он вновь объявил голодовку. Осужденный на 23 года лишения свободы, как долго он сможет противостоять системе неадекватного наказания?
XS
SM
MD
LG