Accessibility links

Чтобы война вновь не пришла


Цхинвальцы по традиции ночью соберутся на центральной площади города, держа в руках зажженные свечи

Цхинвальцы по традиции ночью соберутся на центральной площади города, держа в руках зажженные свечи

ЦХИНВАЛИ---Сегодня в Южной Осетии вспоминают начало августовской войны 2008 года. В ночь с 7 на 8 августа начались массированный обстрел Цхинвала и вторжение на территорию республики грузинских военных подразделений.

Четырех лет Южной Осетии явно не хватило, чтобы полностью справиться с болью от воспоминаний о тех страшных днях. Понятно, что со временем страхи и кошмары окончательно выцветут и забудутся, но сегодня они все еще живы. Тем не менее жители Цхинвала старались держаться достойно, без паники и сразу после войны. Я помню, как уже через год после трагического августа горожане старались не допускать надрывных истерических интонаций в рассказах о прошлом, напротив, с гораздо большей охотой они слушали и сами рассказывали о комических ситуациях, конфузах пятидневной войны. Как мы хохотали над историей о том, как молодая женщина съездила по физиономии "любимой" свекрови, воспользовавшись тем, что та отказывалась садиться в грузовик, на котором жителей вывозили из города! А другая знакомая пыталась под бомбами и снарядами спасти флакон любимых французских духов, который взрывной волной выкинуло на асфальт перед домом. Она тщательно обдумывала свою неминуемую гибель и решила в конченом счете, что ей необходимо подняться из подвала в дом и обмыть тело водой - когда после смерти его обнаружат, оно обязано быть чистым и благоухать теми самыми французскими духами. Ей не удалось завершить гигиенические процедуры из-за усилившегося обстрела, намыленная она просидела в подвале еще два дня, поверх мыла лег густой слой сажи.



Сегодня каждый из тех, кто прошел эту войну, будет неосознанно прокручивать воспоминания о первом дне начала военных действий. Николай Дзагоев, известный в Южной Осетии хирург очень четко помнит события дня 7 августа 2008 года:

"7 августа мы были в больнице. Второго числа к нам поступило 16 раненых, привезли шесть трупов. 3 августа мы созвали совещание и начали готовиться к наступлению грузин. Нам надо было оборудовать операционные в подвале, а подвалы были очень запущенные. Создали бригады по 15 человек, все врачи. Дежурили через день. 7 августа мы были в больнице, вдруг по телевизору выступает Саакашвили, который говорит о дружбе между осетинским и грузинским народами, что надо покончить со всем, что сейчас творится, дружить и жить вместе. И как раз в это время мы сказали: "Ребята, уже ничего не будет, поступления (раненых) не будет. Грузия сама призывает нас к тому, чтобы мы дружно жили, идите домой и отдохните". Ну, я взял и приехал сюда (домой), и как только приехал, начался такой обстрел, что плотность огня, наверное, была больше, чем при взятии Берлина во время ВОВ. Но каким-то образом я все же вернулся в больницу".

Николай Дзагоев и его коллеги пробыли в подвалах больницы несколько дней, валясь с ног, по его словам, от голода и усталости, они помогали пострадавшим выжить. Я спросила его, что же заставляет людей спустя несколько лет все так же бояться начала войны. Ведь на территории Южной Осетии стоят российские войска, которые гарантируют безопасность. "У Саакашвили нет сейчас другого выхода, - считает Николай. - Ему просто необходимы военные провокации, а люди это понимают, поэтому и боятся его новых авантюр. Кончается его срок, и будут новые выборы. А его заново не изберут. И он хочет что-то сделать. А если, допустим, будет обострение с нами или с Абхазией, то он введет чрезвычайное положение, и тогда уже правительство не поменяется. Вот это они и могут сделать".

Под елейные заверения Саакашвили засыпала в ночь на 8 августа и Людмила. Она долго не хотела ничего говорить о тех мгновениях, говорила, что это очень трудно. Потом, словно стряхнув с себя страх, все же согласилась:

"7 утром мы вышли с работы. Я была дома. Когда стемнело, ко мне пришла моя подруга и просила меня пойти к ней домой. Вроде, говорит, сегодня ночью будет большая война. Я не поверила ей, отмахнулась, какая война?! Легла спать под включенный телевизор. В какой-то момент проснулась и увидела, что выступает Саакашвили. Я послушала его, потом опять заснула. Проснулась от звуков стрельбы. Испугалась, так как была одна, хотела выскочить из дома, но потом поняла, что при такой интенсивной стрельбе не смогу выйти из него. Люди прожили в состоянии страха с 89-го года, - говорит Людмила, - когда вдруг переставали стрелять, то и тишина пугала их. Он настолько укоренился в нас, что даже сейчас, когда мы вроде под защитой, нас продолжают терзать прежние кошмары".

Сегодня ночью уже по традиции цхинвальцы соберутся все вместе на центральной площади города. Держа в руках зажженные свечи, они не только вспомнят о тех страшных для них событиях и жертвах, но и тихо помолятся, чтобы война вновь не пришла в их дома и семьи.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG