Accessibility links

Грузинская тема закрыта


Заброшенный полицейский участок в Кодорском ущелье. 12 августа 2008

Заброшенный полицейский участок в Кодорском ущелье. 12 августа 2008

ПРАГА--СУХУМИ--Абхазия задолго до августа жила ожиданием войны. О том, какие настроения были у жителей де-факто республики в те дни, и как они воспринимают Грузию сегодня, рассказывает главный редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг. С ним беседовал Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:
Инал, а какие были настроения в Абхазии перед августовской войной?

Инал Хашиг: По крайней мере, на протяжении последних двух лет, начиная с 2006 года, когда в Кодорское ущелье правительство Грузии ввело свои войска, Саакашвили говорил: это плацдарм для возвращения Абхазии в состав Грузии. Уже было понятно, что Грузия имеет виды вернуть Абхазию силовым путем. За этот период было очень много всяких ситуаций. На моей памяти до 2008 года было как минимум три кризиса, которые могли привести к войне. И последний кризис случился за несколько месяцев до августовских событий – это было в конце апреля 2008 года, тогда реально могла начаться война. Кое-как удалось эту ситуацию урегулировать, и с грузинской стороны, я помню, участвовал в этих переговорах Ираклий Аласания. Тогда удалось все-таки избежать военной фазы конфликта. И когда громыхнуло в августе 2008 года, уже стало понятно, что Грузия сейчас возьмется за Южную Осетию, а уже наверняка следующей по плану будет Абхазия. Здесь очень переживали, все понимали, что это, наверное, последний, самый решительный бой.



Андрей Бабицкий: Вступление России в войну для вас было неожиданным?

Инал Хашиг: Для нас неожиданным, наверное, было не вступление в войну, а то, что слишком оно затянулось. 7, 8 августа, когда показывали Цхинвал, российские войска еще не ввели, и весь Цхинвал находился в осаде. Все спрашивали: а что же Россия, а что же Россия, почему она не идет на помощь. И, наверное, вот эта замедленность реакции России в первые дни была здесь негативно воспринята.

Андрей Бабицкий: Ну а сегодня, казалось бы, прошло четыре года, и должны быть живы все эти воспоминания, сегодня есть ли страхи, сопряженные с этой войной, или какие-то проблемы во взаимоотношениях с Грузией, которые осознавались бы как общественно значимые и тревожили бы?

Инал Хашиг: Четыре года прошло, а такое ощущение, что прошла целая вечность. По крайней мере, грузинская тема исчезла практически со страниц газет, практически ничего по телевидению не говорят. Раньше все новостные блоки на государственном телевидении обязательно касались грузино-абхазского конфликта: какие-то переговоры, какие-то заявления, реакции и т.д. и т.п. А сейчас этого вообще нет, это говорит о том, что, наверное, угрозы военных действий, новой войны, по крайней мере, в ближайшей перспективе как-то не просвечивается. И сейчас каждый просто занят своими делами. Грузия где-то там находится, а у нас своих проблем полно: это проблемы в экономике, коррупция и т.д. Мы заняты своими делами. И сейчас, наверное, это даже очень хорошо, что Грузия как-то о себе не дает знать, и у нас есть возможность потихоньку строить свое государство.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG