Accessibility links

Генералы припомнили экс-президенту август 2008-го


Путин фактически взял на себя ответственность за боевые действия российской армии в Грузии

Путин фактически взял на себя ответственность за боевые действия российской армии в Грузии

ЧЕРКЕССК---Сегодня во время встречи с журналистами по итогам переговоров с президентом Армении президент России Владимир Путин фактически взял на себя ответственность за боевые действия российской армии в августе 2008 года. Он заявил, что, находясь в Пекине на открытии Олимпийских игр, дважды звонил Медведеву - 7 и 8 августа. Это утверждение противоречит сделанному ранее заявлению Дмитрия Медведева о том, что он принимал решение о вводе войск самостоятельно и с Путиным в эти дни не общался. О событиях тех лет, и о том, как принималось решение о начале военной операции, в канун годовщины августовской войны заговорили и молчавшие до сих пор российские генералы и военные эксперты.

К четвертой годовщине августовской войны вышел документальный фильм "Потерянный день", в котором российские генералы, участники операции по принуждению Грузии к миру, упрекают президента Дмитрия Медведева в нерешительности, из-за которой ввод российских войск в Южную Осетию задержался на двое суток.

Начальник Генштаба Вооруженных сил России Юрий Балуевский говорит, что к грузинской агрессии готовились задолго до августа восьмого года: были проведены учения, на случай войны был разработан план, у всех ответственных военачальников были специальные пакеты с инструкциями. Медведев сам утверждал этот план, теперь ему нужно было лишь дать приказ: "Действовать в соответствии с тем планом, который я утвердил". Но эта команда была дана с большим опозданием, да и то под давлением премьера Путина, который взял на себя ответственность за развитие событий. Если бы не медлительность Медведева, считают генералы, жертв среди мирного населения Осетии и миротворцев было бы значительно меньше.



Российский военный эксперт Александр Гольц с недоверием относится к этим явно запоздалым откровениям генералов:

"О том, что все было именно так - с планами, с пакетами, - мы знаем со слов отставных генералов, которые явно имеют цель сказать какую-то гадость Медведеву и одновременно польстить Владимиру Путину. Если говорить об очень уважаемом мною господине Балуевском, то он накануне августовских событий вынужден был покинуть Генштаб из-за разногласий с министром обороны, и понятно, что этими людьми движет не поиск истины, а обиды за собственные карьерные неудачи, скажем так".

По мнению Александра Гольца, упреки в адрес Медведева в медлительности или нерешительности не обоснованы:

"Сложно принять политическое решение на применение военной силы. Как мы знаем, последствия этого решения для России были довольно серьезными, она практически оказалась в международной изоляции. Для того чтобы приять это решение, нужна была политическая воля и какое-то время, чтобы осознать ситуацию".

Военный эксперт Виктор Баранец говорит, что может назвать не менее двадцати причин, из-за которых решение о военном вмешательстве в грузино-осетинский конфликт затянулось. Главные из них, по мнению Баранец: на июль-август восьмого года пришелся пик преобразований в российской армии, инициированный министром обороны Анатолием Сердюковым, которые по своей разрушительности многие генералы сравнивают разве что с чисткой Красной Армии 1937 года.

"Министерство обороны и Генеральный штаб начинало уже штормить от кадровых перестановок, - говорит Виктор Баранец. - Руководство Генерального штаба уже не устраивало министра обороны, и там серьезно "искрило". Совершенно безмозгло в это время был затеян ремонт Генерального штаба и особенно его "мозга" - Главного оперативного управления. В результате офицеры, которые должны были в режиме онлайн отслеживать ситуацию на Кавказе, делать какие-то выводы, предлагать решения, сидели на пыльных чемоданах, курили, либо перевозили на грузовиках свои стратегические карты. В той ситуации руководство России, президент Медведев были вынуждены позвать на помощь бывших матерых генералов, которые были уже уволены из Главного оперативного управления, но были призваны обратно на службу. Правда, генералы вернулись не сразу, некоторые посылали известных политических и военных деятелей по известному сексуальному адресу".

Руководители 58-й армии звонили в Генштаб, требовали директив, им отвечали
в духе российской бюрократии: "Действуйте по обстоятельствам!" То есть поступайте, как считаете нужным, но потом будете сами отвечать за содеянное, и это в ситуации, когда речь шла о войне между государствами, и необходимы были санкции высшего руководства. Естественно, ни один генерал не взял на себя смелость объявить войну соседнему государству.

Потом, говорит Виктор Баранец, все было, как в фильме про потерянный день, правда, уже не важно, кто первым гаркнул на генералов и отдал приказ - Путин или Медведев. Важно, что государственная машина не сработала, ситуация повторилась, как в июне 41-го года. Совсем как тогда, когда накануне войны разогнали генералов, а потом вытаскивали их обратно на службу, правда, в 1941-м - из сталинских из лагерей, а в 2008-м - из генеральских дач.

И тогда, несмотря на донесения разведки, не верили, что противник решится напасть, а неистребимую веру власти в свою правоту искупили своей кровью простые люди - мирные жители и солдаты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG