Accessibility links

Право на жизнь


Убегая от войны, каждый в душе прощался со своим домом и прошлым

Убегая от войны, каждый в душе прощался со своим домом и прошлым

ЦХИНВАЛИ---Окончанием августовской войны жители Южной Осетии считают 10 августа 2008 года, когда на территорию республики вошли российские войска.

Уже в ночь на 8 августа, когда начался массированный обстрел Цхинвала, все без исключения – и те, кто прятался от снарядов в подвалах, и воевавшие на улицах города – жили одной надеждой, одним ожиданием: когда же, наконец, появится Россия со своими танками, солдатами и самолетами. С началом обстрела в городе почти повсеместно отключили свет, заряда мобильных телефонов хватало только на то, чтобы посылать друг другу из укрытий смс-сообщения. Сигнал был скверный, крошечные послания от друзей и близких казались драгоценными обрывками мирной жизни.

Тогда все спрашивали только одно: где русские, почему их еще нет?! Помню, как в отчаянии, рискуя жизнью, поднималась в дом, чтобы дозвониться до родителей в России. Мне было важно узнать, что говорят о перемещении российских войск в теленовостях. Но родные ничем утешить не могли. Когда совсем рядом с нашим домом зазвучала грузинская речь, а небо оглушили ревом грузинские военные самолеты, я, как, наверное, тысячи моих сограждан, поняла: сегодня мы перестанем жить, нас просто больше не будет.



Уезжая, а вернее, убегая от войны, каждый из тех, кому удалось перебраться в Северную Осетию, в душе прощался со своим домом и прошлым. Не зная, что забрать в новую неведомую жизнь на память о муже, забрала первое, что попалось под руку, - его военные погоны. И его подарок – недорогие золотые колечки в ушах. Сережки я потеряла по дороге. Таксист, который вез меня уже из Владикавказа дальше к родителям, долго не мог понять, почему я так рыдаю. Сережки потеряла, захлебываясь, пожаловалась я. "Наверное, дорогие?" - понимающе кивнул таксист. "Да, - крикнула я про себя, - они были самые дорогие для меня!"

На самом деле самое дорогое для себя мы оставляли там, в Южной Осетии: наших мужей, сыновей и братьев, взявших в руки оружие, сестер и матерей, которые не сумели или не пожелали выехать. Мы оставляли там свое сердце, а увозили с собой боль. И если бы не 10 августа, не сообщения о том, что российские войска, наконец, вошли в Южную Осетию, эта боль терзала бы нас до конца наших дней.

Мадина Джиоева, у которой в Цхинвале сын, только закончивший школу, и муж, вспоминает, что в этот день не самолеты появились над городом, не гул танковых моторов заполнил пространство, - это Надежда распростерла свои крыла над Цхинвалом:

"Ввод российских войск - это то, что мы сегодня здесь живем, что мы живые и население как-то осталось, и все не вымерли здесь, не убили всех, не вычистили город. Это и есть ввод войск. Для меня - это жизнь моих родных. Во-первых, я все три дня ждала: неужели Россия не вмешается, неужели Россия не вмешается? На третий день я уже думала, все! Если Россия не вмешается, кому мы нужны? Кто за нас заступится? И уже было даже разочарование, неужели Россия нас предала?! И тут, когда это все пошло, мы вздохнули, ведь русского солдата еще никто не победил".

Муж другой женщины, Ирины, еле уговорил ее выехать из Цхинвала 6 августа, они ждали первенца. Ирина рассказывает, что долго сопротивлялась, не отвечала на тревожные звонки супруга, ей было просто странно думать, что она может оставить его одного. В городе остались и ее родители:

"Когда все началось, стала в панике метаться. Тетя меня все успокаивала, как могла, но нервы брали свое, естественно. Когда услышала, а вернее, увидела по телевизору, что уже вводят войска, уже танки поехали, армия поехала, было какое-то облегчение что ли, радость; человек уже был уверен в том, что все будет хорошо. Я была спокойна и за родных, и за всех тех, кто здесь находился".

Сегодня можно до бесконечности спорить о том, вовремя или нет дало командование российской армии приказ на переброс войск в Южную Осетию, но для обычных жителей республики он все равно будет бессмысленным. Ведь 10 августа 2008 года они получили самое главное - право на жизнь.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG